Мнение 24.01.2014

Вахта памяти Торощина

Шрифт

Сотрудники проекта «50 ПЛЮС», в преддверии памятной даты – 70-летия снятия блокады Ленинграда, продолжают записывать воспоминания у свидетелей героической эпохи. Сегодня мы были у Торщина Павла Петровича

Торощин Павел Петрович обеспечивал стратегическую связь с Верховным командованием армии штаба маршала Рокоссовского. Полковник в отставке. Среди наград два ордена Красной Звезды, медали «За боевые заслуги» и «За взятие Кенигсберга». После войны – занимался военной наукой, преподавал в Военной академии.

«Я начал войну в Ленинградском народном ополчении. К началу войны был студентом 5-го курса. А всех юношей-студентов старших курсов тогда забирали в военные училища. Так я попал в Военную академию связи. Но так как город на Неве вскоре стал окружаться войсками вермахта, началась блокада, то академию эвакуировали в Сибирь, в Томск.

В июне 1942 года, закончив обучение, был призван в действующую армию. Мне присвоили офицерское звание и направили на Западный фронт, во фронтовой батальон связи. Наша задача была обеспечивать во время боёв связь самого Рокоссовского со ставкой Верховного Главнокомандующего, со всеми бригадами и дивизиями! Одно из мест моей боевой службы – Пункт управления войсками, который развёртывался на направлении главного удара армии при наступлении. Непосредственно к нам на пункт съезжалось всё командование фронта. Кстати, именно у нас впервые в советских войсках был введён в действие подвижной Узел связи, до этого они были исключительно стационарными.

Во второй половине 1944 года Западный фронт был преобразован во Второй Белорусский. Наш батальон был расформирован. Меня направили в полк связи, который обслуживал командование фронта.

После войны я прошёл полное обучение в военной академии связи и с 1949 года служил в войсках связи, в том числе в Научно-исследовательском институте связи в Мытищах, разрабатывая новые системы для оборонной промышленности, занимался военной наукой, преподавал на военной кафедре в Институте связи.

Сейчас меня возмущают рассуждения на тему: нужно ли было сдавать Ленинград врагу? Договорились уже до того, что, мол, нужно было бы отступать до Урала. Или до Сибири. А там окопаться и ждать, пока Гитлер умрёт. Это всё пустая болтовня тех, кто не представляет, что такое война. Гитлер приказал сравнять Ленинград с землёй. Это оскорбление памяти погибших, крайнее неуважение к нашему фронтовому поколению. Если бы такое кто-то сказал во время войны – то его рассматривали не просто паникёром, а именно предателем, врагом!

Нынешние «рассуждальщики» забывают, что фашисты захватили почти два миллиона квадратных километров советской земли, на которой проживало 42 процента населения. Территория, которая была оккупирована немцами, до войны обеспечивала третью часть всего промышленного производства страны. Там же находилась половина посевных площадей. Любое бы капиталистическое государство, с хвалённой рыночной экономикой, уже бы давно пало, не смогло выстоять даже чисто экономически. Но в Советском Союзе вступили в бой не экономические факторы, а чисто человеческие: массовая сплочённость, героизм, мужество, патриотизм, самоотверженность простых людей. Именно поэтому мы победили!»