Мнение 22.01.2014

Вахта памяти Карнаухова

Шрифт

При поддержке Правительства Москвы и участии Совета Ветеранов столицы стартовала социальная акция «От дедов к отцам, от отцов к внукам». В рамках этой акции Проект “50 ПЛЮС” публикует серию интервью с ветеранами и теми, кого война лишила детства, кто наравне со взрослыми разделил все ее тяготы

К сожалению, сегодняшняя молодежь плохо представляет себе реалии военного времени, накал и обостренность чувств и эмоций участников Великой войны, трагизм событий и героизм советского народа, не только отстоявшего свою Родину, но и спасшего от истребления и “коричневой чумы” народы нашей планеты.

Пока живы участники событий, которых с каждым годом становится все меньше и меньше, мы должны сохранить в самых мелких деталях картину того времени, если не хотим, чтобы нашим детям и внукам пришлось пережить все ужасы фашизма, чтобы не стали пророческими слова: народы, забывшие свою историю, обречены пережить ее снова.

В преддверии памятной даты – 70-летия снятия блокады Ленинграда – сотрудники проекта «50 ПЛЮС» побывали в гостях у свидетелей героической эпохи. Мы подарили ветеранам подарки, вручили сертификат на подписку газеты «50 ПЛЮС. Все плюсы зрелого возраста». А также записали их воспоминания о военном времени.

Карнаухов Степан Васильевич в Красной Армии с 1942 года. Воевал на Западном, Втором Прибалтийском, Первом Белорусском фронтах, участвовал во взятии Берлина и штурме рейхстага. Среди многочисленных наград медали «За отвагу» и орден Красной Звезды.

«В 1942 году я попал в училище – в глубокий тыл, в Иркутск, где обучался обслуживанию противотанковых 45-миллимитровых пушек. Нам предстояло стать артиллеристами, которые во время боя находятся на самом переднем крае. Точность попадания 45-капятки, как называли ее солдаты, была высокой только с расстояния в 400-500 м. Поэтому на передовой противотанковые пушки размещались к врагу даже ближе, чем пехотные окопы. Солдаты в шутку прозвали части противотанковой артиллерии «Прощай, Родина!» Потому что первыми, кого сминали наступающие танки – были как раз наши батареи.

С зимы 1943 года – я уже воевал в действующих войсках. Начал войну в районе Гжатска, города в Смоленской области. Потом прошёл с боями по Подмосковью, воевал в Белоруссии, в Прибалтике, в Польше. Освобождал Варшаву, форсировал Одер, участвовал в Берлинской операции и штурме Рейхстага.

После войны – получил высшее образование, работал сначала главным инженером, затем – начальником шахты. После – был приглашён на партийную работу в области, затем – переведён в Москву, в аппарат Центрального комитета КПСС. Там я возглавлял сектор работы с областями Сибири.

В перестройку ушёл на пенсию, но дома усидеть не смог – стал работать в ветеранском движении. Начал писать книги. На сегодняшний день уже издано более 10. Особое место среди них занимают романы о войне. В одном из них я пишу, что погибнуть в боях для солдата – обычная фронтовая судьба. Выжить – это уже большая удача.

Мне повезло – я выжил. Хотя всю войну дальше пяти километров от передовой ни разу и не был!

Теперь я часто вспоминаю то время. Война – страшнейшее бедствие!»

Сейчас раздаются голоса: а, может, нужно было сдать Ленинград? И большую часть советских территорий? Тогда бы, мол, и людских потерь было бы меньше. А потом отвоевали бы потихоньку всё назад. Я даже не хочу комментировать подобные глупости.

По директивам Гитлера в России должно было остаться в живых максимум 30-40% населения – рабов, обслуживающих новых немецких хозяев. Ведь та страшная война не являлась рыцарским турниром, а шла на безжалостное уничтожение. Тот, кто говорит, что нужно было сдать города без боя, отступать во имя меньших потерь – это или прямой враг, или просто недалёкий человек, не знающий целей той войны. Это прямые призывы к самоуничтожению!

У Гитлера была главная задача - установление господства одной нации над всеми другими, поэтому идеологией войны было полное уничтожение одних народов и превращение в рабов других. Даже в самые драматические моменты 41-42 годов, ни у кого из нас не возникало сомнение в нашей победе. Отсюда героизм, стойкость, самоотверженность.

Я же первый год войны застал в тылу. Что там, что потом на фронте – видел одно и то же: все, от мала до велика, были едины в своей вере в мощь страны и народа. Не возникало даже мысли, что может произойти что-то трагическое, что нас могут завоевать захватчики. В Сибирь, на Восток, были перевезены 20 000 заводов и фабрик! Ни одна страна мира не знала не только таких масштабов эвакуации, но и таких кратчайших сроков введения этих производств в действие! Заводы начинали выпускать продукцию для фронта, это ж были, в основном, оборонные предприятия, эвакуированные с оккупированных территорий, через два-три месяца после прибытия оборудования! Люди вставали к станкам до возведения корпусов цехов! Разве можно победить такой народ?!».