Мнение 26.09.2013

Михаил Ножкин: «Без прошлого нет будущего»

Шрифт

Человек-легенда. Актер, поэт, композитор и певец, отметивший недавно 75-летний юбилей, более 55 лет он дарит людям свои стихи, песни и роли, ведет телепрограммы, выступает на эстраде, в воинских частях, в горячих точках, снимается в кино, пишет сценарии, активно участвует в общественной жизни страны.

Телезрителю Михаил Ножкин известен по фильмам «Ошибка резидента», «Каждый вечер в одиннадцать», «Хождение по мукам», «Одиночное плавание». Песни на его слова, такие как «Последний бой», «Последняя электричка», «Девчонка-проказница», «Честно говоря», «Я люблю тебя, Россия!» получили широкую популярность. 

Мы очень рады, что в своем плотном графике Михаил Иванович нашел время, чтобы дать эксклюзивное интервью нашему Проекту.

- Вы написали проникновенные песни о войне – «Последний бой», «Бери шинель, пошли домой…» Но ведь когда она началась, вы были совсем ребенком.

- Мне было почти пять, когда началась война. А детская память – цепкая. И это было для меня незабываемое событие.
Мы с мамой и братом отдыхали на юге Тульской области. Дело было вечером. На открытой эстраде – знаете, «ракушки» такие были – показывали кино. Белый экран. Деревянные лавочки врыты в землю. Фильм – боевой. Взрывы, шум… И вдруг в него входит гул самолета. И взрывы настоящие где-то рядом. Оказывается, немцы летели к оборонным заводам в Туле. Бомбардировщики шли низко. И увидели освещенное пятно, а в нем кучу народу. Люди в парке. Скинули несколько бомб и полетели дальше.

Мы вернулись в Москву, на столе записка от папы: ушел на фронт. Брату – 12, пошел работать. Мать трудилась в две смены. Весь дом на мне. Дошколенком нужно было отстоять с карточками за мукой, отовариться крупой, сходить за керосином. Достать дрова и уголь, растопить печку-буржуйку… Если бы мои близкие вернулись, и ничего не было, я бы сгорел со стыда. Такая была мораль. Нас воспитывала жизнь.

- А детство-то у Вас было?

- Конечно, и игрушки настоящие – наганы, пули, патроны. Окна залеплены бумажными полосами - перекрестием. Вдруг сирена. Бомбежка. Все бегут, и ты с ними. Темное небо, луна, звезды… По небу шарят лучи прожекторов, потом схлестываются – значит, самолет поймали фашистский. Выстрелы. Двойная трассирующая линия. Дым. Попали! Страшно, и в то же время картина такая красивая.

- Но песни у Вас о другом…

- В те же годы начались мои первые концерты. В госпитале, где работала мама. Меня ставили на скамейку, и я читал стихи, пел разные песни. С детства привык делать то, что доставляет радость, приносит пользу людям. И работаю с тех пор – НЕ БЕССМЫСЛЕННО.

Песню «Последний бой» для фильма «Освобождение» приняли с третьего раза. Первый, решили, не то. Второй – длинновато. Тогда я сел и стал вспоминать. Даже вошел в состояние некоего транса и жил в нем какое-то время. Перед глазами вставали те мои концерты, вокруг - раненные, покалеченные… Они совсем не говорили о войне. Все больше о доме. Вспомнил все это, и за один вечер написал. Между прочим, я помню голод и холод, а вот злых людей не помню.

- Отец на фронте, мать на работе, кто же Вас воспитывал?

- Тогда мнение двора значило больше, чем родительское. «Ладно, я все переживу, а вот что люди скажут?». И это было все: стыд, позор. Совесть была.

К тому же я жизнь видел. Когда немцев отогнали от Москвы, нас на лето забрасывали в деревню, «на откорм». К незнакомым людям. Я видел, как простые женщины с четырех утра успевают и в колхозе работать, и на себя, и семью обустраивать. А ведь где-то они, эти русские женщины, которые остались одни на хозяйстве, должны были черпать энергию, чтобы пережить все это. С возрастом я понял: они друг от друга подзаряжались энергией. И восстанавливались. И отпускало. Думы тяжкие уходили. Только этим спасались.

Так что жизнь меня воспитывала и учила. Я главное понял: ты не сам по себе. Перед тобой были поколения, которые делали все для того, чтобы ты появился на свет. А после тебя будут другие. Ты – звено непрерывной цепи. И если ты не будешь выполнять своих задач и функций, цепь прервется. Твой род прервется. Когда ты понимаешь это, то знаешь, зачем живешь. Смысл жизни ясен становится, появляется ответственность перед прошлым и будущим.

- Вы попали в список диссидентов. Как узнали об этом?

- В 1967 году меня выгнали в никуда. За остроту… Я много писал. Все понимали: то, что я пишу - это остро, это пестро, это нужно. Но, как говорится, нашли крайнего. Шла борьба за Россию, а я просто оказался на острие. Я никогда не воевал со страной, с государством, с народом, потому что я часть этого целого. И если что-то происходит не так, я говорю об этом, так как хочу, чтобы было лучше. Я себя диссидентом никогда не ощущал.

- У Вас много наград, званий. Какие из них для Вас самое ценное?

- Почетный гражданин города Ржева. У меня там отец воевал. Он прошел Ржевскую мясорубку, был в плену в Бухенвальде. Под Ржевом очень много людей полегло. Но об этом забыли. А я стараюсь разбудить память. Поэтому эта награда дорога мне с человеческой точки зрения. Я получил ее по ходатайству, не в связи с юбилеем. А за то, что верен отцу, памяти о погибших. И не власть меня наградила, а простой народ. Даже тем, что говорю об этом городе везде, я помогаю Ржеву, не предаю его. Песня «Под городом Ржевом» стала гимном города.

- В чем секрет Вашей молодости, энергичности?

- Меня спрашивают, как я поддерживаю форму. Наверное, спорт, фитнес? Я говорю: да, спорт. Бегаю на длинные дистанции всю жизнь за куском хлеба. В этом весь секрет. Надо больше работать, меньше есть. Вот такой фитнес. Меня с 67-го года выгнали из театра, со сцены, и я больше никогда регулярно зарплату не получал. Меня спасали гонорары, потому что много писал, и авторские были больше, чем зарплата. У меня так жизнь сложилась. Я привык заниматься каким-то полезным делом. Вот и весь секрет.

- Ваши плюсы зрелого возраста?

- С возрастом у человека появляется способность анализировать, глубже смотреть в жизнь, в историю, понимать связь времен. Молодость не знает, зачем живет. И только когда становишься старше, понимаешь, что ты не сам по себе. Ты по-другому оцениваешь настоящих друзей, врагов, их роль в истории государства.

Когда мне говорят, что Рощин – это вчерашнее (роль М.И. в фильме «Хождение по мукам»- прим. Ред.), я отвечаю: нет, я Рощина люблю больше всех своих героев, он и вчерашний, и сегодняшний, и завтрашний. Это идеальный герой России, человек, который ищет смысл жизни. Он был и с красными, и с белыми. Пошел, разобрался - где кто, и вернулся.

Когда у тебя накоплено много информации о жизни, об истории, то тебе легче разобраться в сложностях эпохи. Ты более эффективен, имеешь больше возможностей. И можешь поделиться знаниями с более молодыми, как когда-то и с тобой делились. Передача опыта из поколения в поколение – для этого ты живешь, и это твоя задача. Почему сейчас ветераны такие бодрые? Потому что они прошли через многие испытания, и у них есть смысл жизни.

- Что вы считаете главным в жизни?

- Слово «надо». Надо выжить, надо жить. Да, с именем Сталина поднимались в бой. Но главное, это как приказ божий: надо! Это как призыв и как команда. Надо, потому что за тебя поднимались еще пятьсот лет назад. И ты должен. Иначе за тобой никого не будет. Надо.

Без прошлого нет будущего.

Беседовала Анастасия Скиба