Секреты долголетия 04.04.2018

Элина Быстрицкая: «Живу, как мне нравится»

Шрифт

Выдающаяся советская и российская актриса театра и кино, Народная артистка СССР Элина Быстрицкая отмечает сегодня 90-летний юбилей. В честь этого повторяем интервью, которое когда-то она дала специально для нашего портала.

- О минусах зрелого возраста знают все. А какие в нем, на Ваш взгляд, плюсы?

 

- Эта категория – зрелый возраст – для меня не существует. Вопрос ведь не в том, сколько лет человеку, а в том, как он живет, чем интересуется, что делает.


- Конечно, многие после 50-ти начинают жить полной жизнью, таких историй немало. С другой стороны, люди старшего поколения зачастую сталкиваются с возрастной дискриминацией при приеме на работу, испытывают дефицит общения… Словом, есть определенные проблемы, связанные с возрастом. Вы не согласны?

 

- Никогда не думала об этом – возможно, потому что мне самой не пришлось страдать на эту тему. Я всегда была занята новой, интересной работой. Если это была не роль в театре, то какие-то стихи, которые я читала, встречи со зрителями, работа в кино, общественная деятельность...


- Вы востребованы, а этим могут похвастаться не многие.

 

- Это не совсем так. Я человек, которому интересно, потому что я что-то пытаюсь делать. И делаю. Что значит - востребована? Вы думаете, что если бы меня перестали приглашать, я бы ничего не делала?


- А что бы Вы делали?

 

- Я обязательно нашла бы для себя дело. Когда не играла в театре (а я 10 лет не играла в Малом театре), то занималась тем, что делала себе эстрадный репертуар. Читала стихи, выступала с музыкантами. Если я после 80-ти запела – это ведь о чем-то говорит? Правда, я всю жизнь пела, но никогда не выступала как певица. У меня камерный голос, но в этом обнаружилось так много интересного! Марлен Дитрих в 52 года открыла в себе новые творческие возможности, а я в 80.


- Многие именно в зрелом возрасте открывают в себе что-то новое.

 

- У моих подруг тоже интересная жизнь. Нам интересно что-то придумать, сделать, кому-то помочь…


- Это связано с тем, что вы принадлежите к определенному поколению?

 

- Я думаю, это связано с характером. Не может быть поколения вообще - которое как-то особенно живет. Живет не поколение, живут люди. И каждый по-своему. Я не считаю, что принадлежу к какому-то выдающемуся поколению.


- Элина Авраамовна, Вам знакомо чувство ностальгии и по каким случаям Вы его испытываете?

 

- Конечно, как и любому человеку. Помню, во время войны я очень тосковала по киевскому небу, которое всегда в ярких звездах. Хотя тогда у меня была очень насыщенная жизнь. А потом поступила в театральный институт, и тут все настолько закрутилось, что не о чем было тосковать, нужно было только успевать. Так с тех пор и идет.


- Что для Вас сейчас главное?

 

- Главное, конечно, быть нужной. Для меня это очень важно. Чтобы я имела возможность нести людям добро, делиться с ними тем, что успела узнать. Радуюсь своим ученикам. Раз в год я их собираю, многие уже имеют почетные звания, стали известными артистами, режиссерами.


- В мировом репертуаре есть какие-то роли, которые Вам хотелось бы сыграть?

 

- Мне пришлось перенести операцию, после которой врачи запретили длительную нагрузку. Спектакль, роль (а роли у меня, в основном, были главные) – это большая нагрузка, поэтому играть я не буду. Для меня легче выйти и спеть. Что касается мирового репертуара, я очень многое не сыграла. Я делала то, что могла, и развивала то, что считала нужным. А если не сыграла какую-то роль, то не страдала из-за этого. Значит, не мое!


- Всем бы научиться так философски относиться к несбывшимся желаниям.

 

- Для этого надо пройти такую жизненную школу, какую я прошла. Мне пришлось стать взрослой, будучи еще фактически ребенком. С 13 лет я участвовала в войне, и мне исполнилось всего 16, когда война для меня закончилась. Это было в Одессе, освобожденной от немцев. Я мечтала стать врачом, пошла учиться в медицинский техникум, но поняла, что эта профессия не для меня. Поскольку я успешно выступала в самодеятельности, то попробовала поступить в театральный институт. Поступила, закончила его и была направлена в театр, куда работать не поехала, потому что главный режиссер со мной недостойно разговаривал. Потом была работа в Вильнюсском театре, где пришли первые главные роли… Разные вещи в моей жизни были. И я благодарна родителям, которые воспитали меня так, чтобы я ничего не боялась и умела побеждать. Я всю жизнь боролась. Да и сейчас нахожусь в состоянии борьбы. Бывает, что ходить очень больно, а надо. Выйти на сцену надо без палочки - чтобы не расстраивать зрителей. Я все время должна что-то преодолевать, побеждать, и я это делаю. Такой у меня характер.


- Как Вам удается сохранять красоту? Дело в наследственности или это работа над собой?

 

- Я много лет очень серьезно занималась гимнастикой, каждый день по два часа. Это была моя зарядка - 58 упражнений для развития мускулатуры тела, и каждое упражнение я делала многократно, некоторые по 100 раз. Поскольку я выросла в медицинской среде и по первому образованию фельдшер, то прекрасно понимала, что это фундамент, который я закладываю под свое будущее.


- Вы очень ответственно подходили к своему будущему…

 

- Я просто уже многое знала. Например, о том, что такое геронтология. Я и сегодня интересуюсь вопросами, о которых никто из моих коллег не думает. А у меня есть такие «закидоны», как я их называю. Вот, допустим, я что-то не понимаю или не знаю. Открываю интернет – и мне все становится ясно. Я живу сегодня так, как мне интересно. У меня есть еще много желаний. Я сумела так организовать свою жизнь, чтобы у меня было все необходимое: друзья, любимое дело, книги, радио.


- А путешествовать любите?

 

- Нет, у меня никогда не было желания путешествовать. Вот познакомить со своим творчеством моих земляков на Украине или тех, кто уехал из России и где-то тоскует по ней, - этого я бы хотела. Но просто путешествовать – нет.


- Что Вам нравится и что огорчает в современной Москве?

 

- Мне не нравятся пробки, я страдаю из-за этого. И погода не нравится.


- Вы парадоксальный человек. Вот современная Москва Вам не нравится, а путешествовать не любите.

 

- Да нет, когда я возглавляла Федерацию художественной гимнастики, мне приходилось часто ездить с нашей сборной. Кроме того, я ездила в составе различных делегаций, на гастроли. Побывала в США, практически во всех странах Европы. Я повидала мир, но путешествия – это тяжело. А сейчас стараюсь себя не перегружать, поэтому езжу, в основном, на дачу в Жуковку. Но живу в городе. Мне надо общаться с людьми, что-то делать. Постоянно жить на даче – это все равно, что пастись на лугу. А что касается Москвы, то мне нравятся люди в ней. Я вижу красивых людей, которые многим интересуются, много знают, многое умеют.


- Вы счастливый человек – видите в людях хорошее. А другие, наоборот, считают, что сейчас всех испортила всеобщая жажда потребления, как когда-то - квартирный вопрос.

 

- Я не знаю ничего о жажде потребления, потому что меня не интересует эта тема. Меня интересует духовность и люди, от которых я могу услышать то, что раньше не знала. Среди моих знакомых ученые, поэты, актеры, люди разных профессий. Но есть, правда, и такие, кто не устает жаловаться на то, как теперь стало трудно жить! Я на это отвечаю: а почему вы существуете в отрицательном поле и не хотите из него вырваться? Из отрицательного поля надо уходить. Для меня это закон.


- Вы сами пришли к пониманию этого?

 

- Сама. Всегда есть люди, которым ничего не нравится. Этого я стараюсь избегать.


- Словом, Ваш день расписан по часам.

 

- Я сама его планирую и стараюсь, чтобы не было «прогулов». Не хочу, чтобы меня опекали… Если я себе это позволю, то очень быстро превращусь в то самое существо, которому все не нравится. Поэтому стараюсь все делать сама.


Ирина Орловская