Новости Проекта «50 ПЛЮС» 15.05.2013

Галина Сухарева: «Цигун – это владение жизненной энергией»

Шрифт

На занятиях китайской гимнастикой Цигун в клубе «50 ПЛЮС» - всегда аншлаг. Людей притягивает сюда, как магнитом. И дело не только в том, что эти занятия совсем не утомительны и чрезвычайно полезны для здоровья. Дело еще и в личности преподавателя. На Востоке роли Учителя придается огромное значение, которое трудно переоценить, и Галина Сухарева вполне соответствует этой роли.

- По профессии я журналист, работала в газете - корректором, редактором. Последнее место работы было в известной газете СПИД-ИНФО, и в один прекрасный  момент позвонили по телефону: «Галя, ищи другую работу». У меня внутренний голос закричал: «Наконец-таки, свобода!» Потому что работа, коллектив хорошие, но это не мое. А сама уйти считала себя не вправе, ведь у меня двое детей,  а тут жизнь так распорядилась. Полгода сидела дома, радовалась жизни и тому, что мне никуда не нужно идти. Но днем чувствовала - что-то не так. А потом поняла, что раньше я просто не видела дневного света – уходила на работу затемно и приходила затемно.  И тут вдруг мне будто глаза открыли, и я увидела, что день – это хорошо!

- Недаром говорят, что все что ни делается – к лучшему.  А как же вы пришли к цигун?

- Дочка отвела в спортивную секцию боевых искусств, когда мне уже 39 лет было. Я упорно занималась. Дочка ушла, а я все продолжаю, уже 18 лет. Теперь, конечно, не в боевых рядах, перешла на оздоровительную практику.  Потом сюда же «подтянулось» наше славянство, стала заниматься восстановлением наших праздников, традиций.  Езжу по всей России, провожу семинары. Много чего нам предки оставили. Я живу в гармонии, с радостью иду на работу, с радостью с нее возвращаюсь. Я люблю людей, и люди все хорошие как-то стали попадаться.

- Долго надо учиться этой технике, чтобы она начала реально помогать в жизни?

- Ни за месяц, ни за два этому не научишься. Хорошего учителя найти тоже сложно. Я училась в Белоруссии у педагогов, которые сами учились у вьетнамцев.

По жизни цигун очень помогает. Когда я ногу сломала, то даже себе обезболивающие уколы не делала,  я просто правильно дышала - и ночью спокойно спала. Женщины в палате уколы все время кололи, а я только в первый день, когда в руки врачей попала.

- Почему вы работаете с людьми зрелого возраста?

- С людьми зрелого и старшего возраста интересно заниматься, потому что они понимают смысл жизни. Хотят обрести вторую молодость и четко осознают,  что цигун нужен  для здоровья, хорошего настроения и омоложения. Но оказывается, цигун  нужен не только им, но и их детям, семье, внукам.  Когда бабушка становится другой, распространяя вокруг себя какую-то новую энергию,  дети и внуки тоже меняются. Судьба у всех меняется. Вообще это психофизический тренинг, цигун не лечит болезни, а делает человека здоровым. А раз человек здоров, значит, он счастлив.

         Этой практике шесть тысяч лет, хотя сейчас есть какие-то дополнения, вариации. Но классика она есть классика. Я представитель именно классической вьетнамской школы. Упражнения, движения, танец, четырехфазное дыхание – все это восстанавливает энергетику и работает  и в младшем и в старшем возрасте.

- Люди старшего возраста, когда приходят к вам на занятия, не испытывают чувство боязни и недоверия, ведь это совершенно новый для них опыт?   

- Конечно, поначалу они побаиваются: а что, а как, а в «полулотос» я сесть не могу, а можно я не лежа сделаю это упражнение, а сидя или стоя? Как правило, они очень много говорят на первых занятиях. Им нужно выговориться. Но буквально одно-два занятия - и человек уже в потоке. Он начинает понимать, для чего он здесь,  и получать удовольствие от процесса. И в этом же настроении идет к людям. И ко мне возвращается в хорошем настроении.

У каждого есть свой дневник, куда записывается домашнее задание, которое я даю. Первое задание - не забывать улыбаться. Потом другие рекомендации и упражнения, разучивание двенадцати стоек, которые служат основой всего. … Мне очень нравится заниматься со взрослыми людьми. Наблюдать, как они  меняются прямо на глазах. Нельзя сказать, что я разрабатывала специально программы для старших, но я делаю коррекцию того или иного упражнения, того или иного метода в зависимости от возраста и физического состояния людей. Детям даю больше движения, а старшим, наоборот, что-то поспокойнее. Это уже опыт 18-летних наработок.