Общество 10.12.2014 | ВЫПУСК №23, ДЕКАБРЬ 2014

ПУТИН И НОВОДВОРСКАЯ

Шрифт

Уход Новодворской из жизни, по возрасту преждевременный, скорбен в том смысле, в каком нормальные люди ценят жизнь любого человека, независимо от личного отношения к нему. Но в том дело, что её кончина была сопровождена неким событием, даже политическим жестом, который широко, очень широко аукнулся в среде мыслящей интеллигенции.

Соболезнование по поводу ухода Новодворской в мир иной выразил президент России Владимир Владимирович Путин.

И этот факт, сегодня вроде бы уже подзабытый, однако оставшийся в анналах истории, в момент своего свершения, а сегодня особенно, вызывает немало вопросов. Не так уж много наших соотечественников, завершивших земной путь, удостаиваются публичного поклона от Президента. Обычно это люди заслуженные, отличившиеся в какой-либо сфере деятельности перед Отечеством, талантливые деятели культуры, науки, великие спортсмены.

Но Новодворская?

Не вдаваясь в оценку её особо эпатажных антироссийских заявлений, особенно в период, предшествовавший её уходу из жизни, невозможно отрешиться от естественного и немаловажного вопроса: что хотел сказать Президент своим соболезнованием? Кому и какой именно сигнал он посылал?

Новодворская открыто позиционировала себя в качестве непримиримого врага России. Можно с уважением воспринимать столь неотступную последовательность жизненной линии, но таких людей, в том числе тех, чьи фамилии достаточно известны, к сожалению, не так уж мало. За что же президентский почёт соболезнования в данном случае, непосредственно Новодворской? За последовательность в неприятии России? Или за само неприятие?

Впрочем, конечно же, на самом деле вопросов несравненно больше, потому что соболезнование Президента по поводу кончины Новодворской отозвалось политическим эхом, кого-то огорчило, а кого-то и вдохновило.

Считается, что такие жесты из Кремля никогда не делают просто так, за ними всегда обязательно кроется какой-то политический расчёт. Какой?

Особо подчеркнуть вечную непримиримость Новодворской к компартии? Вряд ли, ведь именно Путин мудро отложил вопрос о Мавзолее Ленина до решения следующих поколений.

Показать, что перед смертью все равны — и друзья, и враги Отечества, даже среднего калибра? Выходит, с такой же почестью будем провожать ненавистника России Илларионова? И Немцова — тоже? И ближайшего сподвижника Новодворской Борового? Как любому человеку, дай Бог им жизни — но всё же, если наступят отмеренные судьбой сроки?

Почему же всё-таки именно Новодворская? Которая нашу геройскую гвардейскую ленточку называла «колорадско-жучиной» и незадолго до ухода из жизни написала публичное письмо такого содержания: «Дорогой Правый сектор, пан Дмитрий Ярош! Слава Украине, героям слава! Вы отстояли украинскую демократическую революцию. Появится повод для вмешательства НАТО».

Это уже вопль не против режима, не против власти. Это выпад непосредственно против России, пожелание ей зла. И после такого — президентское соболезнование?

Как ни крути, а есть здесь всё-таки некая загадка, разумеется, не личного, а общественного, может быть, политического свойства. И опять вопрос: загадка или просчёт? Потому что слишком многих соотечественников неприятно удивила и озадачила соболезнующая телеграмма Путина, вслед за которой, как положено по протоколу, отметился и Медведев.

Сегодня на фоне открытых антироссийских нападок на государство, да и на самого Путина, то «громкое» прощание с Новодворской вспоминается снова и снова, ибо тень её агрессивности отчётливо просматривается в самых первых рядах антироссийских нападенцев. Все они — её ближайшие соратники, духовные преемники.

Многие люди, не воспринимающие эту публику, не могут поверить, что соболезнование по поводу кончины Новодворской было сигналом (как сказал кто-то — «подмигиванием») этим шумноголосым радикалам. Но факт был и остался в истории. Факт во многом загадочный, непрояснённый и нанизывающий на себя воспоминания о знаменитой, прекрасной валдайской встрече прошлого года, где вдруг прозвучало: «Ксюша» (Собчак), «Володя» (Рыжков).

Путин и Новодворская. Что всё-таки побудило Президента проводить её с почестью? Случайность, ошибка или какой-то глубинный расчёт?

Поневоле вспомнишь тут Гоголя: «Куда несёшься ты, Русь? Нет ответа…» 

Анатолий Салуцкий