Личность 07.12.2016

Владимир Березин: «Итоги мне подводить рано - я ещё дядька шустрый»

Шрифт

Владимир БерезинГлавный диктор России Владимир Березин один из немногих своих соотечественников и уж тем более коллег по цеху является кавалером ордена «За личное мужество». Владимир Александрович - Народный артист России, а также Чеченской и Ингушской республик. Но за его громкими регалиями стоит каждодневный титанический труд: концерты, презентации, высокие церемонии, рауты и другие мероприятия, ведущим которых он является, не прощают ошибок. Для того, чтобы быть на высоте, необходим профессионализм и здоровье, на которое он пока не жалуется. Тем более, что восстановиться ему помогают поездки в деревню под Москвой, в которой Владимир Березин обосновался более 15-ти лет назад. Именно там он находит отдохновение, расслабляется и получает свою порцию энергии, с которой потом со свежими силами вновь приступает к своим обязанностям. О работе, профессиональных навыках и простых радостях деревенской жизни рассказывает сегодня читателям «50 ПЛЮС» Владимир Березин.

- Владимир Александрович, как это вы, городской житель, оказались в деревне?
- Я ведь родился и вырос в глухой деревне на орловщине в ста семидесяти километрах от областного центра, там, где находится Бежин луг, прославленный творчеством Ивана Сергеевича Тургенева. Меня воспитывала моя тётя Анна Михайловна.
- Потом вы перебрались в столицу…
- Да. Но со временем, когда моей тётушке было уже 80 лет, я купил ей деревенскую избу недалеко от Москвы, чтобы чаще навещать её, помогать по хозяйству. Потому что каждый раз преодолевать расстояние в 500 с лишним километров до моего родного гнезда было не очень удобно. Само место подобрал очень похожее на то, где тётушка всегда жила. К дому прилагалось и большое подворье с козами, курами, утками, гусями, кроликами, собаками. А поскольку мне с семьёй там тоже надо было где-то разместиться, чтобы, приезжая, было, где переночевать, не стесняя Анну Михайловну, я занялся строительством ещё одного дома. В результате, мы возвели рядышком небольшой двухэтажный деревянный дом. Я его называю: дом охотника. Ему уже 15 лет.
- Вам ведь в следующем году уже будет 60. Где возраст ощущается сильней: в деревне или в городе?
- Возраста я не ощущаю совсем. А особенно - в городе, потому что здесь я в общем стремительном потоке, который в Москве является обычным делом. Мне в городе постоянно некогда. А вот когда возвращаюсь в деревню, то биологический возраст ощущается больше. Потому что там ничего вокруг не придумано, а всё, как есть, как построено и как задано.
- Помните мудрые слова Абдуллы из «Белого солнца пустыни»: «Хороший дом, хорошая жена… Что ещё нужно, чтобы встретитьВладимир Березин старость?!». Это про вас?
- Я думаю, что да. А я уже и так подумываю о старости, хотя дети не велят об этом думать. Потому что, как только ты зафиксируешь состояние, которое ты ощущаешь - состояние старости, такую внутреннюю амплитуду (в деревне я её ловлю), - так и будешь себя ощущать. Там мне не надо держать форму, и можно жить так, как себя чувствуешь. В деревне можно общаться с животными, делать какую-то физическую работу, то есть это такое естественное состояние. Говорят, что человеку дано природой прожить 120 лет, если он не сопьётся или не заболеет какой-то тяжёлой болезнью. Я знаю и вижу людей, которые такие шустренькие, лёгенькие. Они не противоречат своему внутреннему состоянию. Вот как они себя чувствуют, какое у них биологическое настроение, так и определяется их возраст.
В деревне тихо, спокойно, нет шума, перед глазами нет машин, кругом нет потока, нет количества людей, только ты и природа, и ты - часть этой природы. Там я могу предположить состояние старости и то, как она выглядит и как ощущается. Я думаю, мне в таком состоянии нравится, потому что это внутренний покой и гармония. Оно спокойное, тихое, радостное. Это то состояние, в котором ты гармонично себя чувствуешь, у тебя ничего не болит, ничто тебя не раздражает, не отвлекает, не отнимает у тебя этого ощущения.
- Большой у вас участок?
- Усадьба занимает полгектара. Около деревенского дома располагается огород, теплицы. На второй части стоит дом со всеми удобствами. Вокруг растут розы и газонная трава. То есть, с одной стороны - деревенский уголок, похожий на тот, где я рос, а с другой - дом охотника. Кстати, называю я его так потому, что приезжают туда те, кому охота там побывать: мои знакомые, друзья.
- Словом, это такой гостевой домик?
- Скорее, да. Потому что мы ездим, в первую очередь, в гости к Анне Михайловне (кстати, в феврале, даст Бог, ей исполнится 95 лет). Я бы даже так сказал: я езжу в гости к себе в детство. Деревня наша, Ваулино, располагается на берегу рукотворного озера в окружении сосновых лесов. Вблизи  возвышаются постройки олигархов. Со многими из них я дружу. Мои соседи - хорошие ребята. По праздникам мы гоняем вместе на квадроциклах, а зимой - на снегоходах.
- А что выращиваете на приусадебном участке?
- Мы растим всё: картошку, свёклу, помидоры, огурцы. А удобряем грядки козьим навозом. Так что едим мы собственно выращенные натуральные продукты.
Владимир Березин- И угощаете ими своих друзей…
- Конечно. Ко мне приезжают и знакомые артисты, и дикторы: Ангелина Вовк, Светлана Моргунова, Татьяна Веденеева, и музыканты, и бизнесмены, и гости из-за рубежа. Раз в год гостит дочь со своим мужем, французом. Они очень любят здесь бывать. А сами живут в провинции Бретань с видом на Мон Сан Мишель: просыпаешься, смотришь в окно - красота неописуемая…
- У вас ведь тоже, наверное, превосходный вид из окна?
- Да. Наша природа ни с чем не сравнится. Я с удовольствием бываю там: и гуляю, и отдыхаю, и любуюсь загородными пейзажами… Как только приезжаю, беру собак и отправляюсь с ними на прогулку по лесу. Полтора-два часа моциона (если это зима), потом возвращаюсь, пью чай и лезу на русскую печь. Час сплю там, отдыхаю, потом, что называется, возвращаюсь к жизни - иду ухаживать за козами. Это обычно бывает часов в семь вечера. Я их кормлю, причёсываю, балую: могу выпустить на лужок попрыгать, а иногда играю с ними. Часто гуляю с ними на лужке недалеко от дома. Так что если в городе я - профессиональный диктор и ведущий, то в деревне - просто козопас. В каждодневном же уходе за многочисленными животными мне помогает специально приглашённая деревенская семья.
- И уже, вернувшись в город, с новыми силами приступаете к работе?
- Конечно.
- А ведь для того, чтобы вещать, надо научиться слушать. Вы делаете это в деревне, слушая природу?
- Да, причём, именно нужно научиться слушать. Потому что научить в моей профессии нельзя. Вообще, любой семинар или мастер-класс, которые время от времени меня просят провести, я начинаю с вопроса: «Скажите, коллеги, что главное для телевизионного и радиоведущего?». В ответ слышу много разных вариантов и очень редко - самое главное и точное: ведущий должен уметь молчать, слушать и понимать. Это один из важнейших аспектов профессионализма, который сразу становится заметен как на экране, так и во время радиоэфира. Потому что говорить может и попугай (смеётся). А слушать - только те, кто знает цену слову.
Подача материала - это уже техническая сторона вопроса. Вещать можно на разных регистрах: высоким и низким голосом, быстрее и медленнее, со смыслом или без него, делая паузы или вообще не останавливаясь. Но, так или иначе, говорить сегодня - не великий подвиг, потому что мир устал от громких слов. Ты будешь услышан только тогда, когда научишься, помимо всего прочего, понимать и выражать свой внутренний голос. Это основа профессии.
- И вам, как ветерану, это удаётся сполна…
- Да. Мне не нужно ни перед кем оправдываться и никому ничего доказывать. Достаточно того, что я являюсь частью историиВладимир Березин телевидения, его ветераном - вместе с Попцовым, Светой Сорокиной, Николаем Сванидзе… Я создавал фундамент канала: «клал кирпичи», «носил цемент»... И вот на этой крепкой, добротной основе они построили «небоскрёб из стекла и бетона», который сегодня называется ВГТРК. В любом деле всегда надо помнить тех, кто стоял у истоков. Потому что, как только нынешние телевизионщики забудут предыдущих, они сразу обрекут себя на то, что те, кто придут вслед за ними, просто сотрут их из памяти. Это закон жизни.
- И всё рухнет…
- А так уже, к сожалению, и происходит. Потому что приходят работать не настоящие профессионалы своего дела, а абсолютно случайные люди, те, кого приводят «свои». Телевидение перестало быть источником культуры и искусства, а превратилось в коммерческую структуру, у которой уже совершенно другие принципы существования.
- Вы не находите, что когда вы критикуете так называемых ребятишек - молодых непрофессионалов, - это похоже на некое старческое брюзжание?
- Не думаю, что это выглядит именно так. Моя профессия ведь предполагает нечто другое, чем накаченные губы и «люстры» в ушах, а в глазах при этом - ничего. Вот сегодня, к сожалению, на первый план стал выходить именно подобный подход. Это, к примеру, как высокий стандарт человека, который представляет оперное искусство, а не речетатив или шёпот. Телевидение на сегодняшний день, как я уже сказал, не представляет жанр искусства. Это просто вспомогательное средство, чтобы рекламе не было одиноко на экране. К сожалению, очень редко кто представляет сегодня эту профессию так, как надо. Мне не нравится, что сейчас в эту профессию приходят те, кто хочет показать свои губы и груди. Если говорить словами Станиславского, они видят не искусство в себе, а себя в искусстве.
- Настоящая школа, настоящий профессионализм приходят только с возрастом?
- Это может вообще не прийти, и возраст тут ни при чём. Можно сказать, что у тебя есть школа профессии только в том случае, если у тебя есть способности, колоссальное трудолюбие и плюс то, что называется везением. Кроме желания должно всё так благоприятно сложиться, чтобы ты что-то смог сделать. Школа приходит с возрастом только в том случае, если с младых ногтей ты учишься и когда тебе много лет, ты по-прежнему продолжаешь учиться. И школа, на мой взгляд, это не то, что, к примеру, меня научили чему-то 35 лет назад, а я сейчас говорю, что только так и нужно. Школа - это когда ты можешь на основе фундамента полученных знаний подбирать критерии профессии. Та дикторская школа, которая была тогда, - её сегодня нет и уже не будет. Если у тебя есть такая школа, такая база, ты уже можешь в современных условиях адаптировать свои умения, знания и опыт. Поэтому всё зависит от одарённости, таланта, способностей, трудолюбия, желания достичь чего-то в той области, которую ты выбираешь для себя.
Владимир Березин- Владимир Александрович, с чем, на ваш взгляд, связано то, что многие состоявшиеся люди творческой профессии тоже родом из глубинки?
- Я думаю, что это просто судьба была к нам благосклонна. Взяла нас за руку и повела, а мы не сопротивлялись, но, вместе с тем, энергично шагали и делаем это по сей день. Что касается деревни, то там, конечно, жизнь более размеренная и спокойная. Почему люди в деревнях живут дольше? Да потому что у них амбиций меньше, они сами с собой не борются, в отличие от нас. Но мы всегда помним, откуда пришли. Нам есть, с чем сравнивать настоящее. Это даёт силы и право уважать себя. Раньше старался никому особо не рассказывать, что я из деревни. А теперь с гордостью говорю об этом. Потому что путь длинною в жизнь очень нелёгкий и тернистый. Это дорога снизу вверх. Хотя, кто знает…
Может быть, моё место именно там, и я был бы счастлив: в душе присутствовала бы гармония и сомнений было бы меньше. Я бы имел много детей, у меня не болела бы голова, ну, по крайней мере, от московских пробок (смеётся). А раз уж нам довелось находиться здесь, то, наверное, это произошло не только потому, что мы энергичнее, а ещё и в связи с тем, что мы от земли, она нам силу даёт.
- А где произошла ваша премьера?
- На орловском телевидении в феврале 78-го года. У меня даже бумажка сохранилась, по которой я читал тогда прогноз погоды. И вот,Владимир Березин наконец, спустя столько лет, «нелёгкий багаж» трудового стажа стоит в красном уголке моей гостиной, а не висит у меня за плечами (улыбается). Ведь практически всё это время я пребывал в виртуальном состоянии, потому что всегда погружался в работу с головой. Однако, считаю, что итоги мне подводить рано - я ещё дядька шустрый (смеётся). Но с радостью могу сказать, что мне есть, чем гордиться. Я многое успел сделать за достаточно короткое время столичной работы.
- То есть вы в гармонии со своим возрастом?
- Я нахожусь сейчас в том счастливом возрасте, когда многому научился, многое могу, хочу, и мне это интересно. И рядом со мной мои ровесники, которые управляют жизнью в государстве. Это поколение людей, которое помнит и ценит свою историю. По-настоящему состоявшийся человек неспешен, ему некуда бежать, не нужно кого-то или что-то догонять. Он уже понял либо то, что у него есть очень многое (деньги, друзья, уважение, признание), либо то, что существует нечто главнее этого. Человек начинает чаще созерцать, неспешно оглядываться и замечать очень многое. И такое ощущение называется самодостаточностью.

Беседовал Виталий КАРЮКОВ



Читайте также: