Личность 28.09.2016

Леонид Млечин: «Были времена, когда у меня не было даже телевизора - так небогато мы жили»

Шрифт

Леонид МлечинИзвестный советский и российский журналист и писатель Леонид Млечин относится к своему возрасту философски. Он не питает особых иллюзий на тему того, что вторая половина жизни - это только начало всего. Поэтому воспринимает и ощущает себя на тот возраст, в котором находится. Но и в свои 59 телеведущий относится к работе, как к главному делу жизни, проводя за написанием книг по 10-12 часов в день. Семья и близкие люди, несомненно, занимают важное место в жизни нашего героя, но при этом для него работа - прежде всего.  

За плечами у него, как у международного обозревателя, огромный историко-политический багаж знаний. Ему доводилось беседовать со многими высокопоставленными военными и политическими деятелями. И, в первую очередь, то, что он благодарный слушатель, давало Леониду Михайловичу возможность наилучшим образом разговорить собеседника на очень серьёзные темы. Но при этом наш герой - человек с тонкой душевной организацией и, как он сам признаётся, ему импонируют такие же эмоциональные люди.

В советское время журналист знал, что есть темы, на которые писать запрещалось. В дальнейшем появилась свобода мысли, и Леонид не ощущал особого прессинга со стороны власти, тем более, что темы его творчества носили исключительно исторический характер. Но перемены в стране в 90-е годы не могли оставить его в стороне, и писатель поменял литературное направление с исторического на военно-политическое, начав серьёзно заниматься темами спецслужб.
Сам журналист в интервью "50 ПЛЮС" рассказал, что считает своим лучшим временем в профессиональном плане, эпохой расцвета и творческого возрождения период больших перемен в стране - конец 80-х-начала 90-х годов.     

- Леонид Михайлович, сейчас, когда вы уже можете сравнить, скажите, какой возраст для вас наиболее комфортен в творческом смысле: молодые годы с их буйством красок или уже размеренные зрелые?
- Это двойственно. С одной стороны, мне бы, конечно, хотелось быть моложе и здоровее. Но мне бы не хотелось проживать заново всё то, что я уже прожил. То есть я не хотел бы вернуться назад и второй раз пройти весь тот путь, который я прошёл.
- А сейчас, с высоты своего возраста, как смотрите на 20-30 лет назад? Когда для вас было «золотое время»: сейчас, когда можно всё писать, или тогда, когда были все социальные гарантии, но особой свободы не было?
- В профессиональном смысле лучшим временем для меня был период конца перестройки - и начала 90-х годов. Это были годы расцвета российской журналистики.
- Но всё-таки все мы знаем, что 90-е годы - это тяжелейшее время. У вас в жизни тогда, наверняка, как и у всех, тоже были чёрные полосы?
- Поскольку в моей жизни работа занимает ключевое место, то я к так называемым житейским трудностям отношусь достаточно спокойно. Моя семья тоже придерживается такой же точки зрения, мы - единомышленники и являемся людьми не очень материально ориентированными, поэтому достаточно спокойно переносили всякие невзгоды. Я вырос в бедной семье, которая трудно жила. Поэтому я спокойно к этому отношусь. У нас даже телевизора не было, мы не могли себе его купить.
- А были ли в вашей творческой деятельности такие моменты, когда вам не давали свободно излагать свои мысли?Леонид Млечин
- В советское время это было автоматически, тут и говорить было нечего. Я знал, про что можно, а про что нельзя писать. При советской власти в этом отношении всё было жёстко ограничено. В более поздние годы существовали какие-то ограничения, но ко мне это в меньшей степени относилось, потому что я довольно много занимался историческими изысканиями, а они вызывают меньше интереса у начальства.
- Как вы пережили кризисы 92-го и 98-го годов, ведь в те времена даже просто не печатали?..
- Совсем без работы я не оставался. Были моменты, когда платили  крохотные деньги, но работа была, и меня всегда печатали. И, кроме того, у меня было ощущение, что это трудности, которые точно будут преодолимы. Наиболее трудными были, пожалуй, 92-й и 93-й годы. Потом я перешёл работать на телевидение, а там уже заметно лучше платили. Это как раз и было время выхода из тени. Хотя, конечно же, у меня были минуты тоски и даже отчаяния, но они не были связаны с работой. Это были скорее какие-то личные горести или переживания.
- Как вы встретили 2000 год - миллениум после всего кошмара 90-х?
- У меня совершенно другое восприятие этих лет. Для меня это годы трудной перестройки жизни на правильный лад. Я всегда понимал, что переустройство жизни будет трудным и тяжёлым, но я знал, что мы правильно подошли к этому, правильно взялись за дело и будет успех. У меня все 90-е годы было это ощущение.
- Значит, для вас эти лихие годы были уже таким глотком свежего воздуха, когда вы понимали, что можно писать о том, что когда-то запрещали и о чём не давали говорить?
- Это началось даже в конце 80-х. А в 90-е было ощущение, что жизнь страны возвращается на правильные рельсы. И я этому очень радовался.
- Чем сегодня увлекаетесь?
- Чем я увлекался, тем и продолжаю увлекаться: как сел утром за работу, так до вечера и работаю. В этом смысле ничего не изменилось.
- А как же загородный дом, грибочки на пенсии?..
- За грибами я только в детстве ходил. Да, мы действительно вот уже несколько лет в силу некоторых причин живём за городом. У меня из окна приятный пейзаж.
- Но вы разделяете расхожее мнение, что после полувекового юбилея человек только набирает жизненные обороты?
- Когда я был маленьким, человек в возрасте 60-ти лет, который выходил на пенсию, казался мне очень пожилым. Сегодня мне самому 59, и я уже так не считаю. Но сейчас всё изменилось: в 60 лет люди чувствуют себя бодрыми и пребывают в прекрасной форме. То есть и за мою жизнь произошла эта большая перемена. Вообще, если человек ведёт правильный образ жизни, то и 50, и 60 лет - это не возраст.
- О чём сейчас переживаете?
- Не знаю. Может быть, надо было найти в себе силы остаться в стороне и продолжить писать детективы… Но я не из тех, кто сильно переживает на подобные темы. Вот по поводу того, что у меня мало детей, да, я переживаю, а по поводу остального - нет.
- А о чём, наоборот, не жалеете?
- Например, я лучше стал разбираться и в людях, и во многих вещах. Жизненный опыт приносит понимание. Но получил я и другой жизненный опыт: не давать советов. В молодости я очень щедро раздавал советы. Сейчас этого не делаю, потому что понимаю, что точно ошибусь.
- Почему?
- Потому что с возрастом я сформирован представлениями, которые мне внушали мой дедушка и мой отец, замечательные люди, глубоко понимавшие жизнь. Но это представления общества, которого давно не существует. Что же я сейчас молодому человеку буду внушать то, что ему никак, с моей точки зрения, уже не пригодится. Поэтому сегодня я советов молодым не даю, я устарел в этом смысле.
Леонид Млечин- Какое место сегодня занимает для вас в жизни родные и близкие?
- Я очень люблю своих близких: маму, сына, внуков. Но мои родители всегда говорили мне, что работа должна быть на первом месте, и это так въелось в моё сознание, что по сей день никуда из него не уходит.
- Неужели не хочется иногда поиграть, пошалить с внуками?
- Конечно, хочется, и я иногда это делаю. Но, в принципе, довлеет надо мной всегда работа. Я, само собой, и семью сына навещаю, и к маме приезжаю. Но домашние заботы с возрастом всё же не стали мне ближе. Но, когда ты просыпаешься утром с осознанием того, что ты сегодня должен сделать, это так воздействует на тебя. И так всю жизнь.
- Это, как у классика в одном из рассказов которого речь идёт о мужике, боящимся опоздать на поезд. Особенно с возрастом.
- Я тоже всё время боюсь опоздать и ценю каждую минуту. За всю жизнь я опаздывал всего раза два (и не по своей вине). Всегда приезжаю заранее. Это тоже на меня давит. Я боюсь опоздать, то есть подвести людей - вот какое опасение за этим стоит.
- А как с возрастом изменилась ваша работоспособность?
- Бывает, что не можешь придумать что-то оригинальное. Если не придумывается что-то интересное, садишься делать техническую работу. Но такого, чтобы я 10-12 часов не отсидел за компьютером, такого не бывает даже когда болен.
- 59 - это много или мало?
- Много. Есть люди, которые говорят, мол, ощущают в этом возрасте себя на 30. А я ощущаю себя на свой возраст. Я понимаю, сколько всего уже видел, и это осознание меня не отпускает. Поэтому ощущаю себя на свои годы. И возраст, конечно, ощущается: ты чаще ходишь к врачу, например. Ничего особо хорошего это с собой не несёт. Просто надо сознавать это и спокойно к этому относиться.
- А в физическом плане? Здоровье не подводит?
- Тоже, конечно, чувствую, что раньше мог сделать больше, а сейчас к вечеру есть какая-то усталость.
- Делаете ли в свои годы по утрам зарядку для общего тонуса?
- Я хожу на специальную гимнастику, поскольку у меня болит спина. Это профессиональное. У человека, который постоянно находится в положении сидя, со временем начинает болеть спина.
- До скольких лет вы примерно планируете или хотели бы дожить? Думали когда-нибудь на эту тему?
- Об этом я никогда не размышляю, понимая, что жизнь может прекратиться в любую минуту. Моей маме уже за 80, и она до сих пор трудится в меру сил. А сколько кому отмерено - не нам решать, и не надо, на мой взгляд, над этим задумываться.
 
Беседовал Виталий КАРЮКОВ