Личность 17.09.2016

Любовь Воропаева: «Сегодня я раскрашиваю лето своей жизни яркими красками»

Шрифт

Любовь ВоропаеваИзвестная поэтесса и продюсер Любовь Воропаева не мыслит и мгновения, прожитого впустую. Каждый миг её жизни наполнен сегодня делами, событиями, новыми начинаниями.

Любовь получила всенародную славу одновременно с тем, как появился её совместный с тогдашним супругом и соавтором Виктором Дорохиным громкий и успешный проект - певец Женя Белоусов. Потом было много взлётов и падений, чёрных и белых полос, но Любовь всегда находила в себе силы подняться и двигаться дальше.

И по сей день, она ведёт активную творческую деятельность и продолжает радовать своих поклонников новыми песнями и проводимыми ею  мероприятиями. Об этом она поделилась с "50 ПЛЮС".

- Любовь, начинали свою продюсерскую деятельность в cоветское время. А что тогда помогало в работе, что, наоборот, препятствовало творческим начинаниям?
- Когда я познакомилась с Виктором Дорохиным, который стал моим мужем, и мы начали писать с ним песни (он - музыку, я - слова), то пришли к выводу, что нам очень важно контролировать весь процесс становления музыкального продукта самим. Мы перелопатили кучу всякой литературы на эту тему. Я читала и переводила тексты. Вся информация была в основном на английском, но я закончила Институт иностранных языков. Позже мы с Виктором создали Российскую Ассоциацию музыкальных продюсеров (РАМП), где бесплатно раздавали всем её членам переведённые мною материалы о продюсировании и шоу-бизнесе, чтобы они тоже могли учиться этому. Но до сих пор видно, что многие почему-то так и не научились, потому что и по сей день продюсерами очень многих артистов называют на самом деле их менеджеров. Продюсер - это, в первую очередь, человек, который создаёт музыкальный продукт. Этот человек учит, умеет из ничего сделать конфетку, точно знает нишу и аудиторию, на которую нацелен его товар.
- Ваш самый яркий проект - Женя Белоусов. Это правда, что когда он в первый раз вышел на сцену, то упал в обморок?
- Нет, в обморок он, конечно, не падал, но зерно истины у этой сказки есть. У Жени, действительно, была сценобоязнь. Помню на одном из своих первых выступлений в СК «Олимпийский» на сборном концерте перед тем, как окончательно справиться с волнением и выйти на сцену, от трижды возвращался обратно в гримёрку. Возвращался со сцены весь белый, как полотно, а вдогонку ему зал продолжал петь наши хиты, девочки визжали…
- А как вообще Женя Белоусов появился в вашей жизни?
- Его привела ко мне Марта Могилевская, знаменитый редактор «Утренней почты».
- После такого стремительного взлёта в 90-е Жени Белоусова у вас был творческий кризис и разлад в личной жизни…
- Мы с Виктором в 2004-м году разъехались. А за три месяца до его кончины в 2009-м я вернулась и жила в одной квартире с ним, ухаживала, и я его потом хоронила. То есть я с ним не разводилась, просто бывают в жизни такие моменты, когда люди устают от брака и какое-то время им нужно друг от друга отдохнуть.
А в творческом плане да, можно сказать, что после белоусовского проекта был провал. Женя взял и ушёл от нас в автономное плавание. И как раз это и подействовало на Дорохина. Он относился к Жене, как к сыну, очень много вложил в него сил, поэтому не смог спокойно пережить расставание со своим артистом. В результате стресса на почве этого у Виктора начались серьёзные проблемы со здоровьем: начали отказывать ноги, потом были инфаркты. После третьего инфаркта он умер.
- А вы как пережили это предательство со стороны Жени?
- Я проще к этому относилась. Безусловно, тоже переживала. Но я не была к Женьке так привязана, как был к нему привязан Виктор. Я привыкла писать тексты, стихи, и у меня была какая-то другая линия в жизни. А у Дорохина была только одна линия - Белоусов.
- Тем не менее, у вас, наверное, тоже была какая-то пустота после того, как Женя ушёл от вас?
- Эта пустота у меня была связана только с переживаниями за здоровье своего мужа. Потому что были моменты, когда он вообще ходить не мог, я его таскала на себе от машины до входа в подъезд здания, где у нас располагалась Ассоциация продюсеров. Я очень многое сделала для развития нашего дела, была женой и подругой лидера во всех начинаниях, всегда находилась рядом.
- Как же вы вышли из этой ситуации безвременья?
- Какие-то деньги у нас были. На них мы и арендовали офис для нашей ассоциации, купили в помещение мебель. Виктор создал на базе ассоциации школу-студию «Азбука любви», некий прототип «Фабрики звёзд», которая возникла впоследствии. Мы дали объявление в СМИ о наборе талантливых юношей и девушек. Таким образом, мы отобрали 20 человек. На собственные средства арендовали зал для репетиций, наняли педагогов, которые занимались с будущими потенциальными звёздами вокалом, танцами. На еженедельных зачётах безжалостно удаляли тех учеников, которые не справлялись с поставленными задачами.
В итоге у нас выкристаллизовалось человек пять. И в этот момент наступил кризис 92-го года - «павловская реформа»… Мы поняли, что придётся оставить кого-то одного. И оставили одну девочку - Марину Волкову, которую мы назвали Барби. Этот проект успешно выстрелил с первого же клипа «Красишь ты ресницы» («Примерь счастливое лицо»), отснятого Фёдором Бондарчуком. Мы поехали с ней на гастроли. Ей тогда только исполнилось 18 лет, она была очень симпатичная, и нам её приходилось оберегать от назойливых поклонников. Помню, в одном из южных городов я даже ночевала с ней в номере во избежание возможных неприятностей. Благодаря этому проекту мы успешно отбили вложенные в студию деньги. Дальше наступил чудовищный провал в концертной деятельности (это был 93 год).
А дальше положение с гастролями стало ещё хуже. Но мы продолжали заниматься с этой девочкой, платили ей зарплату, когда не было концертов. В то время на Тверской был самый модный клуб, который назывался «Карусель». Там был наш с ней последний совместный концерт. А предшествовало этому возникновение у нашей подопечной романа с молодым человеком. Любовь вскружила ей голову, и на этот с огромными усилиями организованный нами её сольный концерт девочка опоздала на два с половиной часа.
После концерта Дорохин довёз её до дома и попрощался с ней, объяснив, что в результате подобной выходки для неё музыкальное сотрудничество с нами закончилось. Вот тогда, если честно, я переживала больше, потому что это была девочка, и я больше ей отдавала душевных сил. Я с ней до сих пор иногда общаюсь, пытаясь ей помочь решить возникшие у неё в своё время проблемы с алкоголем, но пока безуспешно. Очень жаль, что она оказалась слабовольным человеком, потому что она была невероятно харизматичной девочкой. Она выходила на сцену, и от неё шло такое звёздное сияние, что зал вставал. Она делала с залом всё, что хотела.
Дальше Виктор создал группу «Братья Дорохины». Проект тоже начал идти очень хорошо, но тут грянул ещё один кризис - 98-го года. Концертов стало всё меньше. А в 99-м на одном из концертов в МДМ у Дорохина случился инфаркт. Он уже не мог заниматься группой. А я не могла ею заниматься по той причине, что он меня к ней не подпускал. Концерты, которые уже были к тому моменту заряжены, ребята отработали. Я вместе с администратором моталась с ними по эти площадкам. А дальше организовывать концерты Виктор уже не мог. Хотя парни были очень талантливые.
- Но вы взяли себя в руки и совершили новый рестарт: начали проводить мероприятия в крупных клубах и казино…
- Да я делала шоу в самых крупных развлекательных комплексах Москвы. Зарабатывала деньги на эти бесконечные больницы и санатории, пытаясь всеми силами спасти супруга. Это был тяжёлый период.
- Любовь, у женщин про возраст не спрашивают, но в юности нам и 30 лет кажется уже старостью. Но наступает соответствующий возраст, и всё воспринимается иначе, мы понимаем, что, оказывается, и после 50-ти жизнь вступает в новую фазу. Как вы сегодня себя самоощущаете?
- Конечно, я люблю себя такой, какая я есть. Я себя сделала и продолжаю двигаться в этом направлении. А в душе я полный ребёнок, даже иногда поражаюсь своей глупости. Но это связано с тем, что я поэт, а это - дитя навсегда. Со времён, когда я организовывала мероприятия в клубах и казино, прошло время, и я не помолодела. Но пока меня не обуревают сильные болячки, которые с возрастом неизбежно приходят в жизнь. Я достаточно активна в своей деятельности.
Одно время, год назад, я делала своё авторское шоу в ресторане «Облака», одном из самых престижных ресторанов Москвы. Там проходили такие организованные мною мероприятия, как возвращение на сцену Роксаны Бабаян, новые проекты Владимира Девятова, 50-летие Александра Шаганова, 25-летие творческой деятельности Жени Фринлянда и проч. Масса звёзд и журналистов побывали у меня, и были в полном восторге, но опять грянул кризис уже 2015 года. А спонсоров во время такого тяжелейшего кризиса найти оказалось просто невозможно. И я смирилась. И время от времени я сейчас делаю мероприятия в Большом зале Администрации Президента на Старой площади. В апреле этого года мы отметили там 40-летие телевизионной программы «Шире круг». Было много звёзд. Нам устроили шикарный банкет в ресторане «Кремлёвский».
Вот так у меня в жизни сложилось, что, как поётся в известной песне, «всё выше и выше стрёмим мы полёт наших птиц»… Также я делаю и какие-то корпоративные мероприятия. Плюс к этому, пишу тексты к песням. Моим соавтором является мой новый супруг Николай Архипов, который пишет музыку. Кроме того у меня были достаточно успешные работы с Дидье Маруани и группой Space. В Кремлёвском Дворце Space и ансамбль Александрова исполняли две композиции на мои слова (тексты были, естественно, на русском). С Дидье Маруани у нас уже несколько лет продолжается сотрудничество. Также в соавторстве с Сергеем Жиляевым я написала слова к песне для телесериала «Белая черёмуха», который успешно шёл на канале «Россия».
- Меняется ли с возрастом отношение к жизни? Есть ли такое, что хочется ценить каждый миг?
- Да, оно меняется. Но ценить каждое мгновение я начала довольно рано. И меня всегда поражали люди, которые свои мгновения не ценят. Потому что в юности у меня было желание постоянно стремиться вперёд, расти, приподнимать планку. Но со смертью Виктора, который скончался у меня на руках, когда я вызывала ему скорую, у меня появилась паническая боязнь не успеть. Я очень много пытаюсь вложить в каждый свой день.
- Может быть, у вас появились какие-то новые увлечения, какие-то вещи, которые вы раньше за собой не замечали?
- Во-первых, я разлюбила осень. Для меня, как для Пушкина, это время года было всегда связано со стихами, которые из меня льются. Стихов по-прежнему много, но я полюбила лето, полюбила яркие краски, хождение в шортиках босиком, полюбила солнышко, тепло. Хочется яркого всплеска, поэтому уже через день я улетаю в Болгарию на Солнечный берег, чтобы продлить своё лето. Это подспудное желание продлить свою активность, молодость, лето жизни. У меня есть даже такие вот стихи:

Как цветок навстречу Богу
Раскрываюсь понемногу,
Было - лето, стала - осень,
Не пора ли в путь-дорогу?
А кругом одни вопросы,
А кругом кружатся осы,
Мы ещё покуролесим,
Пчёлы, бабочки, стрекозы!

В июне месяце нашу с Николаем Архиповым песню приобрела Алла Борисовна Пугачёва, и мы осенью с нетерпением ждём премьеры этой песни. Я очень горжусь тем, что мой муж ещё достаточно молодой автор, но очень талантливый (у него в багаже только 60-70 песен, которые постоянно звучат на радио). И то, что его композицию уже признала Примадонна - это очень здорово!Жизнь продолжается!

Беседовал Виталий КАРЮКОВ