В мире 01.03.2016

Германия в ожидании катастрофы

Шрифт

Тремя словами, вынесенными в заголовок, вполне адекватно можно описать настроение рядового обывателя Германии в эти дни.

В основе неприятных прозрений бундесбюргеров в отношении собственного правительства, и в первую очередь его главы — канцлера Меркель, лежит ситуация с продолжающимся нашествием мигрантов в страну и в Евросоюз. Впрочем, последний волнует человека с улицы всё меньше и меньше, тем более, что благодаря ошибочной политике Меркель, проблема беженцев из общеевропейской превратилась исключительно во внутригерманскую.

Она остаётся практически единственным в Европе государством, чьи границы открыты и любой, дошедший, доехавший, доплывший или иным способом переместившийся по географии на её территорию соискатель убежища, выучивший одно единственное слово «Asyl», немедленно получает кров, медицинское обслуживание и вполне приличную сумму на пропитание и удовлетворение прочих потребностей. К приветственному пакету коммунальные власти различных федеральных земель по собственной инициативе прилагают всякие приятности — то в виде бесплатного входа в музеи, городские бассейны и сауны, то бесплатного проезда в общественном транспорте, то в виде выдачи талонов на сумму в 200 евро для оплаты счетов мобильников.

Бундесбюргеры, читая в прессе о подобных «подарках», сравнивают их со своими индивидуальными бюджетами, которые формируются на основе собственных трудовых зарплат, облагаемых вполне приличными налогами. После их вычета им необходимо заплатить за квартиру, продукты питания, погасить счета за свет и отопление, предусмотреть некую, отнюдь не маленькую сумму на покупку бензина для машины и покрытие страховых взносов. Данный список трат можно продолжить, и это знает как любая домохозяйка, как и её супруг, проводящий свой день на работе, чтобы обеспечить семью необходимым.

Пришлые товарищи получают всё это за счёт государства и им не надо напрягаться для «манны небесной», сыпящейся на их головы. Популярный в соцсетях анекдот вполне адекватно отражает социальный перекос: в одном их немецких городов сгорел четырёхэтажный дом. Пострадала семья из Марокко, живущая на первом этаже, ожоги получила семья из Афганистана, живущая на втором этаже, еле успели эвакуировать выходцев из Ливана, обитателей квартиры с третьего этажа, ничего не случилось лишь с немцами, жившими на четвёртом. Сюжет проходит во всех новостях, журналисты задаются вопросом: «Как это могло случиться в нашей толерантной стране и почему жертвами стали мусульмане и чернокожие, а местные — нет?!» Один из пожарных проясняя ситуацию, отвечает в интервью: «Семья немцев была на работе».

Закон сохранения энергии, сформулированный ещё Михаилом Васильевичем Ломоносовым, гласит, что «если в одном месте что-то убыло, то в другом ровно столько же прибудет». Недовольство простых немецких граждан в массе своей не имеет расистского или ксенофобского характера, а определяется чистой экономикой.

Опубликовано мнение известного учёного-эконома из Оксфорда Поля Колье (Paul Collier), с фактами и выкладками заявившего не только о наивности и некомпетентности немецкой беженской политики, но и о том, что «Германия спасает не тех людей». Колье саркастически прошёлся по чёрно-белой безо всяческих полутонов либеральной общественной дискуссии с противопоставлением якобы «святой Меркель проискам расистов», прямо сформулировав, что само противопоставление оскорбительно, а «приглашение в Германию и в Европу мигрантов со всего света является колоссальной ошибкой», тем более, что этот шаг не сопровождался соответствующей подготовкой.

Сотни тысяч молодых людей, достаточно обеспеченных, чтобы найти тысячи долларов, и заплатить проходимцам, в массовой порядке нелегально завозящим их в Европу, не являются беженцами, ищущими или заслуживающими нашей защиты, — полагает английский профессор, чьим предметом научных изысканий являются вопросы помощи развивающимся странам. Гуманитарная катастрофа имеет место как раз по дороге в страны Евросоюза, и на всем маршруте действует лишь право сильных, способных оттолкнуть или утопить слабых, детей и женщин, чтобы выжить самим. Если бы Меркель хотела действительно помочь, она должна была организовать их эвакуацию самолётами из беженских лагерей Ливана и Иордании, а не обрекать на риски пересечения Средиземного моря на утлых лодчонках. Между тем при восстановлении той же Сирии после гражданской войны в стране не будет хватать рабочих рук именно этой молодёжи.

Колье указывает на давно известное явление, а именно, что в обществах с большой частью мигрантов резко падает солидарность между их членами: «богатые воспринимают бедных, тем более пришлых, как группу, с которой они не желают иметь ничего общего и которым они не желают помогать путём перераспределения национального богатства». Лишь национальные государства в состоянии создать и поддерживать общенациональную идентичность, позволяющую организовать солидарную помощь всем членам общества.

Правоту учёного подтверждают публикации о событиях в Саксонии, где в местечке Клаузнитц разъярённая толпа местных жителей блокировала въезд в общежитие для беженцев и пыталась помешать полиции, высадить тех из автобусов. Бундесбюргеры так громко скандировали использовавшийся во времена в ГДР лозунг оппозиционеров против режима Хоннекера «Мы — народ», придав ему новое актуальное значение, что перепуганные явно неласковым приёмом «гости госпожи Меркель» напрочь отказались покинуть автобусы и полиции пришлось их вытаскивать из них силой. В местечке Баутцен в тот же день внезапно загорелась крыша центра, почти готового для заезда беженцев, а толпа зевак, собравшихся на место пожара, громко аплодировала. Официозная пресса привычно обозвала протестовавших «коричневой чернью», но наклеивание ярлыков неспособно скрыть глубокие противоречия, накопившиеся в немецком обществе в ходе рукотворного мигрантского кризиса.

Меркель почти полностью изолирована на европейском континенте и попытки канцлера решить проблему солидарными действиями всех стран ЕС провалились. Её последняя надежда — «стамбульский султан», как некоторые наши СМИ безо всякого пиетета называют президента Турции Реджепа Эрдогана, который с чисто восточным коварством использует слабую переговорную позицию некогда «самой могущественной» женщины Европы, время от времени открывая границы и пропуская через них в направлении греческих границ очередную партию сирийцев.

С наступлением весны несколько уменьшившийся в зимний период мигрантский поток снова начнёт захлестывать Евросоюз, попадая в конце концов в Германию.

Министр финансов Вольфганг Шойбле профилактически предупреждает о грядущем катастрофическом дефиците бюджета, медицинские страховые кассы о нехватке средств, вызванных взятием на кошт и обслуживанием пришельцев. Цены на аренду квартир растут, нехватка жилья становится повсеместной. Криминальная статистика, даже в её урезанном из соображений политической корректности варианте, с тем чтобы не напугать население, свидетельствует о росте преступности. Президент Берлинского земельного ведомства по защите конституции Берндт Паленда, ответственный за безопасность, сохраняя индифферентное выражение лица, повествует о высшей ступени террористической опасности в столице Германии, выше которой только «Бумм» (так в немецком звучит «взрыв»).

Неизвестно, как долго удержится на своём посту фрау канцлер Ангела Меркель, но 81% населения страны категорически выступает против её политики, и волна недовольства рано или поздно снесёт её с должности.

Знаком со многими, кто полагает, что это должно произойти как можно раньше.

Ведь какова, собственно говоря, альтернатива?

Юрий Штамов, Берлин