В мире 20.01.2016

Зачем участвовать в параде русофобии?

Шрифт

Делегация России не примет участия в январской сессии ПАСЕ 2016 года.

Председатели палат Федерального Собрания РФ Валентина Матвиенко и Сергей Нарышкин направили в этой связи письмо председателю парламентской Ассамблеи Совета Европы Анн Брассёр.

В нём, в частности, говорится: это связано с тем, что в 2014–2015 годах в отношении нашей делегации в ПАСЕ были применены меры, которые существенно ограничили её полномочия. И основывались они на поверхностном, либо предвзятом толковании украинского кризиса. Вследствие этого – на заведомо неисполнимых требованиях, выдвинутых к РФ Ассамблеей, в соответствующих резолюциях.

Российская Федерация вступила в Совет Европы в феврале 1996 года, а в марте 1998-го ратифицировала Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Тем самым подтвердила приверженность идеалам и принципам гуманизма, демократии, готовность привести ряд своих законодательных актов в соответствие с положениями этой Конвенции.

Однако с момента присоединения к СЕ Россия не раз становилась объектом жёсткой критики со стороны стран-участниц: «за ущемление прав человека», «за войну в Чечне», за «сворачивание демократических свобод и притеснение средств массовой информации». А в деле ЮКОСА ПАСЕ усмотрела «соображения, которые связаны со стремлением ослабить смелого политического оппонента». Теперь вот Украина.

Свыше миллиона её граждан спасаются в России от смерти, нищеты и произвола властей. И причина тому - преступное поведение киевского режима. На недавнем пленарном заседании Госдумы Сергей Нарышкин сделал заочное предложение госпоже Брассёр и её коллегам: серьёзно, беспристрастно разобраться, кто же заслуживает санкций за срыв минских соглашений. И выразил надежду, что поборники справедливости поймут наконец: их следует объявить не России, а официальному Киеву.

Отстранившись от поиска конструктивных решений по Украине, ПАСЕ завела в тупик взаимоотношения с российской делегацией. «Наше формальное присутствие на сессии, с «урезанными» полномочиями, ничего не даст, ничего не изменит. Зачем же там быть? Мы вернёмся, когда будут серьёзные перспективы полноценного и равноправного участия в её работе», - заявил глава парламентской делегации РФ, председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков.

А пока, по словам её участников, лишь теряем возможность присутствовать на параде русофобии, не будем слушать разглагольствования о том, насколько демократичен киевский режим. Или бредовые заявления, что на Украине никто не хочет федерализации, что там нет фашистских организаций. И что страна «едина как никогда».

Ассамблея не выполняет возложенную на неё миссию: укреплять межпарламентские связи, искать конструктивные решения острых политических вопросов, полагает председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачёв. Многие там голосуют, исходя не из здравого смысла, а из эмоций, из собственных политических предубеждений. С ними невозможно найти общий язык. Не потому, что он у нас разный, а потому, что хотят слушать только себя.

Бесперспективность блокирования межпарламентского диалога находит, однако, понимание и среди членов ПАСЕ. Ассамблея, справедливо полагают многие из них, должна избавиться от соблазна сводить межгосударственные счеты, которые зачастую основаны на отживших фобиях и предрассудках.

Пытаясь изолировать Россию, ПАСЕ рискует изолировать себя от России. При том, кстати, что наша страна – один из основных спонсоров этой организации. Ежегодный взнос её в бюджет ЕС – 32 миллиона евро. Столько вносят ещё лишь четыре страны: Германия, Франция, Италия и Великобритания. «Мы без ПАСЕ обойдёмся, - считает лидер «Справедливой России» Сергей Миронов. – А вот обойдётся ли она без самой крупной державы-плательщика? Большой вопрос. Ничего не надо вносить в её казну, коль скоро она работает без нашей делегации».

В феврале, сообщил Сергей Нарышкин, РФ выплатит третью часть своего взноса. «А дальше посмотрим. Будем следить за развитием ситуации».

У политиков, известно, свои расклады. С позиций сугубо прагматических – деньги на ветер. Это при нашей-то бедности. Но Россия платит – на всякий случай, не хочет окончательно рвать отношения: авось, всё устаканится. Выход из этой ситуации должен быть найден самой Ассамблеей. Ибо с потерей нашей страны она теряет, прежде всего, политический вес.

Александр Платошкин