В мире 29.10.2015

ИЩЕЙКИ НЕ ПОМОГУТ

Шрифт

В «ДЖУНГЛЯХ ЕВРОПЫ»

«Вам здесь нравится?» Этот вопрос мне не раз задавали в Кале — городке на французско-британской границе. Точнее, в районе, где расположен лагерь так называемых «boat people» — беженцев, которые прибывают на лодках в Европу с Ближнего Востока. Тут, на грязном клочке земли, ютятся в палатках больше 5 тысяч человек. Нет электричества, всего несколько туалетов. Понятно, почему журналисты называют это место «джунглями».  

Впервые услышав такой вопрос, я задумался: как бы не обидеть ответом. Но суданец Самер помог мне: «Да хуже не бывает. К нам относятся, как к скотам». На Самере блузка, которая ему мала. Это подарок какой-то женщины, когда он добирался сюда через Париж. Другой одежды нет, денег тоже. Вот-вот наступит зима. Суданцу 24 года, он — инженер, но дома не мог найти работу. К тому же, по его словам, правительственные войска всё время бомбили район, где он жил. В надежде на лучшую долю он отправился в Европу через Ливию. Тамошние контрабандисты-перевозчики, угрожая оружием, загнали в лодку всех собравшихся на берегу. А ведь каждый заплатил несколько тысяч долларов…  

Минут через двадцать судёнышко перевернулось. Самер смог доплыть к ливийскому берегу, а через два дня снова сел в лодку. (С января нынешнего года три с лишним тысячи беженцев погибли в Средиземном море или бесследно там исчезли).  

Суданец попал в Европу, но теперь он в полном отчаянии. Живёт в здешних «джунглях» уже почти три месяца, и — никакой Англии. Дважды тайком забирался в поезд, который идёт по евротоннелю через Ла-Манш до британского графства Кент, однако его высаживали полицейские.

— Бегство через тоннель безнадёжное, к тому же очень опасное дело, — говорит он.

Десятки человек погибли под колёсами поездов. Тем не менее многие не оставляют попыток пробраться из Франции в Британию. Они проникают в грузовики, пролезают через ограждения, вступают в схватки со стражами порядка. Их не останавливают и всевозможные меры, которые предпринимают в Кале для борьбы с беспорядками Париж и Лондон. Власти, среди прочего, отправили сюда крупные наряды военных и полицейских, укрепили ограждения, прислали собак-ищеек. На берегах Темзы объявили, что прекратят выплачивать материальную помощь иммигрантам, которым отказано в предоставлении убежища. А домовладельцы королевства обязаны выселять таких жильцов.

В палаточном лагере я увидел мальчиков из Эритреи, которые катали по грязной земле игрушечный паровозик. Они обсуждали, кто и как заберётся в поезд, чтобы проехать через тоннель...  

Совершенно прав лондонский эксперт Лео Маккинстри, который сказал автору этих строк:

— Действия британских и французских властей — «пластырь», и не более. Главная причина гигантского наплыва беженцев — нестабильность в Ливии, Сирии, Ираке, Эритрее, Судане. Беспорядки в Кале — своего рода памятник идеологии ЕС, которая, во имя толерантности и принципов свободного передвижения, до сих пор оставляет европейские государства практически беззащитными. Если бы не были ликвидированы границы в Европе, мы бы не получили сегодня Кале. А собаки-ищейки из Лондона ничем не помогут.  

«ОНИ БЫ ОТРУБИЛИ МНЕ ГОЛОВУ»

Многие мигранты действительно спасаются в Европе от смерти, насилия, ужасов, которые чинят в их странах террористы. В то же время большинство (сотни тысяч) — не политические беженцы, а те, кого привлекают всевозможные льготы и субсидии в Старом свете. Исайяс — выходец из Эритреи — откровенно сообщил мне: «Я хочу в Британию, потому что там получу дом».  

Некоторые признаются, что воевали в террористических группах. Рассказывают страшные истории. Международный центр изучения радикализма, штаб-квартира которого находится в Лондоне, подготовил сенсационный доклад. В нём — свидетельства 58 бывших сирийских боевиков. Доклад показывает истинное положение дел в террористических группировках, особенно в ИГ («Исламском государстве» — запрещённой в России организации). Они рискуют. Ведь прежние «братья» безжалостно расправляются не только с «предателями», но и с их семьями. Такие мигранты прячутся, скрывают имена.  

Причины их бегства из Сирии разные. Одни не захотели участвовать в зверских казнях. Другие негодуют из-за бесконечной вражды в стане экстремистов. Двое ретировались, узнав, что им уготовлена участь смертников.  

«Я хотел жить в халифате по законам шариата и поэтому присоединился к ИГ, — признаётся 27-летний сириец Ибрагим. — Кое-кто идёт к ним с энтузиазмом, насмотревшись Интернета. Но то, с чем я столкнулся, вызывает отвращение. Я видел, как мужчину и женщину забили до смерти камнями. Через два дня на моих глазах отрубили головы 12 «неверным». Как я мог оставаться с убийцами?!»

Мухаммед, он на два года моложе, рассказал, что террористы расправляются с каждым, кто отказывается вступить в их группировки. Решив убежать из ИГ, он заплатил 3 тысячи долларов мужчине, который тайком перевёз его в Турцию. «На границе полно информаторов ИГ. Я всё время думал, что если бы меня поймали, то отрубили бы голову», — сообщил он.

Дали показания и семь женщин. По словам сирийки Джилан, к её соседям — восьмилетней девочке и матери — ворвались бандиты. Они изнасиловали дочь, стали избивать мать. Девочка умерла в луже крови на глазах матери. «До сих пор в ушах женщины — крики дочери. Узнав об этом, я ушла к границе с Турцией. До сих пор проклинаю себя, что полгода была в ИГ», — говорит Джилан.

А вот вывод, который я услышал от директора центра Питера Ньюманна: «Чтобы покинуть ряды террористов, нужна большая смелость». Добавлю: после начала российских бомбардировок в Сирии количество таких людей увеличилось во много раз.  

«НУЖНО ОБЪЕДИНИТЬСЯ»

 На сорокалетие соседа-англичанина собрались человек двадцать. Сплошь медики, ведь сам Стефан Кингсли — кардиолог. Минут двадцать поздравляли юбиляра в мягкой английской манере — без перебора комплиментов. А потом бурно заспорили… о Сирии. Не на излюбленную футбольную тему, не о закончившемся чемпионате мира по регби, не о реформе здравоохранения. Оказывается, ситуация в ближневосточной стране волнует англичан больше.

Один из гостей спросил, кто читал Фредерика Форсайта? Не его новую автобиографическую книгу, где писатель признаётся, что 20 лет работал на британскую разведку, а статью в лондонской «Дейли экспресс». Приведу цитату, и многое станет ясным: «Есть старая мудрость: если хочешь спустить воду в ванной, закрой кран. Кое-кто в Брюсселе уверяет, будто миллион мигрантов, наводнивших Европу, которая из-за них бьётся в конвульсиях, — это окончательная цифра. Ничего подобного! Они — пионеры. Многие миллионы с нетерпением ждут своего часа. Так оно и будет, если, прежде всего, не решить сирийскую проблему».

Что для этого надо сделать? Автор всемирно известных шпионских романов «День Шакала», «Досье ОДЕССА», «Псы войны» убеждён, что первым шагом должно быть окончание гражданской войны в Сирии. И пишет о «новом игроке» — Владимире Путине. По словам Форсайта, российского президента можно любить или не любить, но надо следовать мудрым словам Черчилля о том, что «у Англии нет ни друзей, ни врагов, а есть национальные интересы». Поэтому необходимо координироваться с Москвой, чтобы закончить войну в Сирии. Иначе Европа не выдержит нашествия мигрантов.

На берегах Темзы слышны и иные голоса. Премьер-министр Дэвид Кэмерон заклеймил российские бомбардировки: мол, надо различать боевиков ИГ и активистов сирийской оппозиции. А «Таймс», объявляющая себя «самым респектабельным изданием Великобритании», выдаёт один заголовок страшнее другого: «Растущая агрессивность Кремля», «Путина надо остановить!»

…Вернусь к 77-летнему Форсайту. Он часто высказывается о политике, особенно о международном терроризме, в котором знает толк и как писатель, и как разведчик, давно призывает объединить усилия самых мощных держав, включая Россию, чтобы «перекрыть кислород» экстремистам. Так, может, Европе стоит прислушаться к его мнению?  

Михаил Озеров, Кале–Лондон