Мысли вслух 08.02.2016

Крест на компьютере

Шрифт

Представьте, да. Но не в расхожем смысле — вычеркнуть из жизни и забыть. Как раз наоборот. Не вычеркнуть и не забыть. Я не сомневаюсь в том, что, как сказано в Евангелии от Иоанна (стих 4), «Всё чрез Него начало быть и без Него не начало быть, что начало быть». Иными словами, всё, что было, есть и будет — дело рук Творца, Им благословлено, то есть осенено крестом. Скажу больше: я не сомневаюсь в том, что Господь, любя нас, сделал это исключительно к нашей пользе. Компьютер — не исключение.

Я не собираюсь заниматься прозелитизмом. Как и не мыслю задевать ваши религиозные чувства или ваше религиозное бесчувствие. Моя задача вполне безобидна, безопасна и, более того, направлена к вашей пользе — попытаться показать, что несут нам новые жизненные реалии. А первый абзац лишь для того, чтобы объяснить природу моих рассуждений. Её, то есть природу, принимать в расчёт не обязательно, а вот некоторые мысли могут пригодиться.

Моим первым компьютером оказался гэдээровский Роботрон, тумба, напоминающая башню танка, разве что без пушки. Тогда ещё живы были «Известия» «из которых по своей воле не уходят», и я был жив в них. Досталось мне это чудо от коллеги из соседнего кабинета — Татьяны Худяковой. Подругу оснастили техникой нового поколения, а мне, как когда-то в бедных семьях, — донашивать за старшими, да и перетаскивать башню благо недалеко.

Сижу и смотрю на своего Роботрона, а он на меня. Молчим. Он ждёт команды. А я не знаю, на какую кнопку нажимать. Включил, тот заурчал, на экране появились таблицы, всё по-английски, а дальше? В ту пору не было ни компьютерных курсов на каждом шагу, ни учебных пособий, многое в новом для нас виртуальном мире, как и вообще в нашем мире, решалось методом тыка, а это, сами понимаете…

На Худякову я даже слегка обиделся, когда услышал «Ничего не помню. Клянусь!». Уже не помнит?! Теперь-то знаю: правду говорила. Стоит перейти на новую версию программы или сменить модель компьютера, как прежний навык исчезает, словно нажал клавишу Delete. Почему так, судить не берусь, но хлопот — будь здоров. А случается такое часто, поскольку два наследника по прямой (сын и внук), говоря по-современному, буквально тащатся от новой техники, а прежнюю скидывают мне, как когда-то было с Роботроном. И хотя жёсткий диск моей памяти уже порядком поизносился, не сдаюсь, карабкаюсь и, что скрывать, даже получаю удовольствие от результата. А внук так вообще гордится мной и называет уверенным юзером или, того хлеще, продвинутым дедоном.

Компьютеры принято ругать. А ругать следует не этих щеголеватых, изящных красавцев. Ругать следует себя. Ящик Пандоры наградил людей бедами, болезнями и прочими неприятностями не по собственной прихоти — его открыла нам «сестра по разуму». И библейский запретный плод остался бы цел, если бы не наша праматерь Ева. Так что всё, господа, в нас и от нас.

Скажу больше. Компьютер, для краткости — комп, крайне полезен человеку. Не стану перечислять очевидные плюсы организационного и технического толка. Что важнее: комп занялся непосредственно нами, людьми, и — вспомним первый абзац — к немалой нашей пользе. Он стал чем-то вроде… нравственного наставника.

Меня, например, приучил быть более внимательным. Это был один из первых и довольно суровых уроков. Помню, нажал на клавишу мышки, и экран мигом очистился — текст исчез. Теперь-то я знаю, куда, но тогда… В другой раз, сохранив текст, не мог его найти. Зато нашёл причину. В первом случае нажал кнопку, не всмотревшись, какую отдаю команду. Во втором — не запомнил, в какую папку отправил файл. Искать потерянное (уже в широком смысле) я толком так и не научился. А причину нашёл в моей излишней самоуверенности (тоже в широком смысле). Научился, мол, включать комп, нахватался терминов, кое-что постиг — значит, всё могу.

Что с новичка взять? — скажете вы. Постигать без ошибок — такого не бывает. Но я-то о другом. О том, что именно компьютер послал мне сигнал заглянуть внутрь себя. Прежде как-то и не приходило в голову, всё, казалось, виноваты окружающее и окружающие. Так что я очень благодарен компу за то, что он подправил мне мозги. Не мне судить, насколько я изменился и изменился ли, но бесспорно — я стал критичнее относиться к себе. А это уже что-то.

Новые технологии неизбежно добавляют новые краски в палитру жизни, затрагивают и эстетические её стороны. Что можно сказать о компьютере? Он изменил связь человек–бумага–слово. Ушло среднее звено. Помню плакатик на стене в отделе школ тех самых «Известий»: «Прежде чем взяться за перо, посмотри, как прекрасен чистый лист бумаги». Сотрудники, конечно, немного кокетничали: и Любовь Иванова, и Элла Максимова, и Ирина Овчинникова — да все! — могли браться за перо не глядя, ибо их перья были воистину золотыми. Но сегодня плакатик утратил бы актуальность. Текст, как теперь говорят, целиком выползет на бумаге из принтера, тёплый, насыщенный статическим электричеством, слегка пахнущий озоном, как в кабинетах физиотерапии. А можно и без бумаги — на электронном носителе, записанный незримой цифирью на флешке. Или ещё проще: вильнет электронная мышка невидимым хвостиком — и отправится ваш текст по «емеле» в космические выси и дали, чтобы виртуально материализоваться в нужном месте.

Хорошо это или плохо? Да никак. Как можно сказать, допустим, о дожде или о снеге — хорошо или плохо? Лично мне уютно с компом, хотя продолжаю любить «вечное перо» и пользуюсь им, как гурманы тончайшим и редким коньяком — в особых случаях и в малых дозах. Мне по душе эстетика компьютерного письма: возможность выбрать шрифт, размер, расстояние между строчками. А до чего приятно редактировать фразу по ходу, подбирая то или иное слово, проверяя его благозвучность и место в предложении. Затем проходить по всему тексту, стирая лишние эпитеты, междометия, вводные слова — всё, что считал поначалу нужным и удачным, оказывается, тормозило и утяжеляло текст. Эту работу пишущий человек, понятно, делал и раньше, но — и для меня это важно! — текст на мониторе всё время остаётся эстетически приятным. Да, классических черновиков при компе не бывает, но можно копировать свои первоначальные тексты и держать в отдельной папке. Я, хоть и прежде старался не откладывать дела на потом, теперь сделал это неукоснительным правилом.

Ещё одна грань — компьютер и Интернет. По слову Маяковского, близнецы-братья. Интернет без компа невозможен — комп без Интернета бессмыслен: можно обойтись и пишущей машинкой. Ждёте, что начну громить «всемирную паутину»? Не дождётесь. Занятие это стало до пошлости общим местом. «Враньё», «помойка», «похабель» стали чуть ли не синонимами слову «Интернет». Между тем, это гигантский мир. А в мире (или в миру) есть всё, в том числе и помойки. Совсем необязательно в них копаться. Этому когда-то учила меня бабушка, потом — жизнь, старина-комп, Интернет…

К слову: готовил я очередной номер «Лампады» (журнал, в котором имею счастье работать), поставил беседу с Юрием Кублановским, прекрасным поэтом и чудесным человеком. Решил сделать ему приятный сюрприз — напечатать и несколько его стихотворений. В Интернете нашёл подборку «Стансы». Когда номер вышел, выяснилось, что Юрию Михайловичу принадлежит всего одно стихотворение, а прочие — с бору по сосёнке, тоже, правда, неслабые, почему и не вызвали подозрений, однако — не его.

Обошлось. Но я убедился: Интернет — кладезь, но не фактов, а информации о фактах: что и где искать. Если использовать его как Британскую энциклопедию или Словарь великорусского живого языка В.И. Даля, конфузов не избежать. Урок: не хочешь впросак — потрудись поискать. Перепроверь в заслуживающем доверия источнике. Не хватай того, что болтается на поверхности: кто не знает, что это обычно… Не могу сказать, что правило сие дотоле мне было неизвестно, однако полученный опыт не оказался лишним.

Главный ресурс неточностей Интернета, как правило, его анонимность, поскольку она очень искусительна. Устоять перед соблазном, остаться неузнанным и потому не уличённым в недобросовестности  — ой как тяжело! Но разве же виртуальная реальность не даёт человеку прекрасную возможность найти в себе силы и подняться над искушениями мира сего?
Если бы вы знали, как он школит меня своей ненадёжностью! За что ему особый респект и низкий поклон.

Подводя итог. Всё в этом мире ущербно. Потому не столь важно, что на тебя действует. Важно, как ты к этому относишься. А инструмент в таком случае — собственное произволение..

Павел Демидов