Мнение 11.09.2014

Надежда Днепровская: После пятидесяти - самое время изменить свою жизнь!

Шрифт

Интересные и увлечённые люди живут не в книгах, газетах и журналах, не «где-то там», в чужих историях, - они находятся рядом с нами. Познакомившись однажды с Надеждой Витальевной Днепровской, не устаешь восхищаться её талантами, нескончаемым позитивом и вулканической силой исходящей от неё энергии...

В апреле этого года она отметила 60-летие. Член союза художников России, Союза писателей России, действительный член Европейской Академии Естественных Наук, Надежда Витальевна Днепровская любезно согласилась ответить на наши вопросы.

Надежда Витальевна, сейчас редко можно встретить художника, который посвятил своё творчество лошади. Как это получилось?

Надежда Днепровская: Почему-то художников, которые рисуют цветы, пейзажи и натюрморты не спрашивают, почему они выбрали этот жанр…  Как можно часами смотреть на огонь, на волны, так и движения лошади завораживают людей. Мне хочется передать в картинах красоту и чувство восхищения, которое они вызывают. Говорят, глаза зеркало души. Когда человек смотрит на красоту, будь это природа, архитектура или животные, его глаза вбирают в себя эту гармонию, и душа становится светлее. Может быть, поэтому люди покупают картины, украшают своё жильё. А глаза лошади…  Если в них посмотреть, то проваливаешься в их глубину, столько там чувства, теплоты и мудрости.

До шестнадцати лет я могла видеть лошадей только на картинках или в кино, на улицах Москвы я их не встречала. Мама много работала, ей было не до меня, какие лошади? Школа, дом, рисование... В семь лет она отвела меня в изостудию при Дворце культуры ЗИЛ, где я стала их рисовать. Меня не интересовали натюрморты, гипсовые слепки, я рисовала мушкетёров, рыцарей, гусаров и, конечно же, их верных коней.

Но «живьём» я их увидела только после окончания школы. На следующий же день после выпускного бала я отправилась искать место, где можно увидеть лошадей. Около метро стояла будка «Мосгорсправка», я спросила, где конноспортивная школа. Спросила наугад, я даже не подозревала о её существовании, но женщина полистала справочник, выписала адрес, я заплатила десять копеек, и заветный адрес был у меня в кармане. Между прочим, справочники с адресами организаций не продавались, в библиотеках их тоже не было, из соображений госбезопасности, наверное.

Недалеко от улицы Правды я нашла спортивную школу общества «Труд», там я узнала, что принимают туда с двенадцати лет и что мне уже поздно, и вообще, девочек не берут. Чтобы меня утешить, мне рассказали, где находится прокат и где можно, заплатив один рубль, ездить верхом целый час. Так я нашла Центральный Московский Ипподром, где в глубине, среди длинных конюшен обнаружила маленький деревянный манеж… и волшебный конный мир. Сначала я даже не очень хотела ездить верхом, было достаточно просто смотреть на эту красоту, но…, от судьбы не уйдёшь!

Сначала прокат, потом конноспортивная школа «Буревестник», где я получила второй разряд по конкуру. Директором «Буревестника» был Михаил Сергеевич Иванов, мало того, что  он прошел всю войну на своем коне, он еще и книги писал о конном спорте, был заслуженным деятелем культуры. Несмотря на большую разницу в возрасте, мы с ним подружились, я рисовала иллюстрации к его книгам и к пятидесятилетию «Буревестника» по моему рисунку была изготовлена памятная медаль.

Я не хотела ограничиваться только конным спортом, потому что этому надо было посвятить всё своё время без остатка. А у меня была ещё живопись и  любовь к французскому языку, что всё вместе и дало возможность провести мою первую персональную выставку на Олимпийском объекте «Битца». Почему-то я не могу делать только одно дело. На «Олимпиаде-80» я работала переводчиком с французского, и сделала тридцать рисунков препятствий для соревнований по троеборью.

А ещё - обучаете верховой езде?

Н.Д.: Официально никогда не была тренером, но иногда помогала своим друзьям.

Любовь к рисованию с детства?

Н.Д.: Любовь к рисованию – это абсолютно индивидуальное чувство. Для многих просто водить карандашом по бумаге огромное удовольствие. Ведь видели, когда на каком-нибудь скучном совещании человек рисует закорючки, иногда полностью погружаясь в это медитативное занятие. Для кого-то огромное счастье сделать картину очень реалистично, «как фотографию», а для другого несколько абстрактных пятен кажутся шедевром.

Я перепробовала в средствах изображения всё или почти всё. Иногда использую перо, тушь, или пастель, но предпочитаю, конечно, живопись. Живопись – это состояние души. Для меня это возможность выразить все свои мысли и переживания в картине. Можно сказать, что масляными красками я творю свой мир и связываю его с реальным.

Моя любовь к рисованию – это возможность передать чувства посредством живописи или графики. И, если получается, то зритель видит не только лошадь на холсте, но и неосознанно чувствует настроение картины, её теплоту.

Откуда Вы берёте сюжеты?

Н.Д.: Творческий процесс не поддаётся анализу, на то он и творческий процесс.

Вот картина «Зимние игры», что послужило толчком для её создания?

Н.Д.: Я живу в Москве, недалеко от ипподрома. Иногда прихожу туда, чтобы подышать воздухом конюшен, окунуться в рабочий ритм наездников. И как-то увидела прекрасного рысака, который прогуливался в леваде. Это такой небольшой огороженный участок около конюшни, где лошадь может порезвиться на свободе и отдохнуть от замкнутого пространства конюшни. Рысак был возбужден, он раздувал ноздри, выгибал шею. Я не сразу заметила причину этого поведения. Собака, да, собака, дразнила коня, беспрестанно лаяла, а он сначала обиделся и старался не замечать её, но ему быстро надоел этот лай. Рысак стал пугать её. Собака обрадовалась, решила, что это замечательная игра, стала носиться кругами, продолжая лаять. И вот тут-то конь и бросился на неё. На самом деле, для коня игра только началась, но собаке эта забава не понравилась. Ещё бы, такая масса, оскаленная морда с огромными зубами, занесённые над ней копыта… Псина ещё немного продержалась, но, уяснив себе разницу в весовых категориях, с жалобными причитаниями скрылась за сугробами.

На моей картине собака ещё радостно дразнит коня, а тот уже начинает сердиться.

Но зритель догадывается, что будет дальше…

А что вы скажете о картине «Морской ветер»?

Н.Д.: Я очень люблю ветер, стихию, даже ураган! На пологий берег накатывают длинные волны, море блестит и переливается и уже невозможно понять, где начинается море и кончается берег. Вороной конь несётся вдоль берега, почти не касаясь земли. Между стихиями, конь сам становится стихией!

Недавно написана работа «Сиреневый шум», специально для выставки, которая так и называлась «Сирень».  Я представила коня, который, испугавшись чего-то, понёсся, не разбирая дороги прямо через кусты сирени, я слышала треск ломающихся веток, его шумное дыхание. Надеюсь, что мне удалось передать свои ощущения.

Ваши работы очень востребованы во всём мире, их можно увидеть в музеях, их приобретают частные коллекционеры. Как часто удаётся выставлять свои работы и только ли в России?

Н.Д.: Что касается выставок, то у меня их было столько, и в России, и во Франции и в Монголии, что теперь я лишь изредка даю несколько картин для различных галерей. Вот в октябре состоится выставка «Изограф» в ЦДХ, приходите, там будет много интересных произведений и мои три картины. А посмотреть все мои картины можно на сайте, большинство из них давно находятся в частных коллекциях.

Сейчас Вы преподаёте, есть ли среди учеников взрослые люди?

Н.Д.: По образованию я – преподаватель рисования, поэтому я преподаю уже больше тридцати лет. В девяностые официально разрешили частное репетиторство, и я стала обучать живописи и рисунку взрослых людей. Когда молодой человек получает полезное экономическое или юридическое образование, он вдруг понимает, что не всё упирается в деньги и что-то нужно и для души. Вот и приходят ко мне. Некоторые из моих учеников стали членами Союза художников, другие рисуют для себя и участвуют в выставках.

Вы написали невероятно интересную книгу. Расскажите о ней.

Н.Д.: Мне очень приятно, что книга «Визави французского агента» вам понравилась.  Эта книга мне очень дорога, в ней много автобиографического. Первое издание получило диплом конкурса им. М.Ю. Лермонтова, «Герой нашего времени», а второе (исправленное и дополненное), литературную премию «Серебряный крест» от Союза Писателей.

Продолжение истории будет, но в другом формате, вроде сборника рассказов «Из жизни секретных агентов».

Что из происходящего сегодня Вас волнует? Интересуетесь политикой?

Н.Д.: Я думаю, что люди рождаются на земле, чтобы получить важный урок для души. И самый главный урок – научиться любить. Всё, для чего человек приходит на землю, находится в десяти заповедях, которые, в свою очередь, можно выразить одной фразой: «Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой». А политика, после написания книги, когда мне пришлось погрузиться в хитросплетения международной политики, теперь совсем не интересна. Тех, кто делает политику, совсем не заботят нужды простых людей, они говорят красивые слова, при этом не забывают набивать карманы.

Так что: «Делай что должно, а там, будь, что будет». У меня свой мир, и я очень надеюсь, что политические игры его не затронут.

Замечательно выглядите! Поделитесь рецептом молодости и красоты?

Н.Д.: Есть такая байка: Репортёр спрашивает столетнего старика, в чём секрет его долголетия, на что тот отвечает: - Какой же это секрет, ешьте побольше чеснока...

Так что, правда, никакого секрета нет, делайте в жизни то, что любите, - и душа, и тело будут в гармонии. А если доведётся делать неинтересные и тяжелые вещи, относитесь к этому с улыбкой, как небольшому испытанию, посланному судьбой. Известно же, каждому крест даётся по силам.

С возрастом многие начинают бояться перемен. Как Вы думаете, можно ли изменить свою жизнь после 50?

Н.Д.: О! После пятидесяти жизнь только начинается, дети подрастают, появляется больше свободного времени, которое можно отдать творчеству. Самое время изменить свою жизнь! Не стоять же всю жизнь у плиты? Путешествия, фотография, иностранные языки, живопись, моделирование одежды… можно перечислять до бесконечности.

Создание копий картин – одно из направлений в Вашем творчестве?

Выполнение копий – это просто способ заработать, я одно время это делала, преследуя ещё и другую цель, - посмотреть, как старые мастера писали лошадей. А когда изучила, перестала делать копии, стало неинтересно.

Какой стиль предпочитаете в одежде?

Н.Д.: Английский. Главное в одежде – комфорт и удобство. Конечно, стремлюсь, по мере возможности, чтобы одежда меня украшала, подчеркивала достоинства и скрывала недостатки.

Приглашаем Вас посетить 22 сентября Фестиваль творчества людей зрелого возраста на Тишинке. Там будет много творческих людей и масса невероятных вещей, созданных их руками!

Н.Д.: Спасибо за приглашение, пойду с удовольствием!

Спасибо Вам за беседу!