Семейные конфликты 28.01.2015 | ВЫПУСК №26, ЯНВАРЬ 2015

СОЗРЕТЬ ДЛЯ РАЗВОДА

Шрифт

Двадцатилетние и женятся порой наобум, и разводятся легко, после первых же ссор, измен или просто «косых взглядов». Иногда к сдержанному злорадству родителей: «А что я говорил, он/она тебе не пара!», чаще под охи и ахи «Сколько ж мы на их свадьбу потратили, а они…» Хорошо, если такая пара не успела обзавестись детьми, но и это не останавливает «не сошедшихся характерами» по молодости лет. Делить толком нечего, надолго консультации не затягиваются, забежали в ЗАГС, развелись — и в новую жизнь, новую любовь!

30-летние часто устраивают из развода трагикомедию, фарс — что угодно, лишь бы побольнее задеть бывшего мужа или жену, а самим сыграть на судебных подмостках роль героя или жертвы и доказать, «кто кому испортил лучшие годы». Споры об алиментах, попытки «украсть детей» или не дать с ними общаться, тяжбы с разделом имущества вплоть до чайных ложек, провокации и демонстрации — тут 30-летние разводящиеся дадут фору героям «мыльных опер». Реальная адвокатская практика знает не только о мужьях, ушедших после 7–10 лет брака туда, где «за забором трава зеленее». Бывает, что и муж не мог смириться с уходом жены и готов был «делить» её с любовником. Часто жена твердит супругу, какое он ничтожество — но когда тот находит спутницу жизни попроще-помоложе, испытывает шок (разве он кому-то может быть нужен?), а потом начинает мстить. Вспоминает Юлова и случай за гранью логики: бывшие супруги всеми силами затягивали бурный истеричный процесс в суде, чтобы… «не терять контакт и не отпустить друг друга». «Я его люблю и хожу в суд, чтобы с ним повидаться, потому что я его люблю!» — с вызовом заявляла судье разводящаяся жена. Муж почему-то тоже отказывался передоверить представительство адвокату и на заседаниях присутствовал лично, уже к тому времени создав новую семью. Зато после развода, раздела имущества и детей бывшая жена, которая не давала отцу общаться с ребёнком, собрала девочке чемодан и отправила в новую семью бывшего мужа с наказом — «докладывать обо всём!»

Браки 40-летних распадаются на фоне «кризиса среднего возраста». Мужчине хочется «изменить жизнь». Кто-то меняет работу, деятельность, а ктото «старую» жену на молодую и быстро заводит «ребёнка улучшенной версии». Покинутую жену иногда обеспечивают, иногда нет (тут уже в меру личной порядочности), но обычно просто ставят перед фактом: я ушёл. А она растит тоже не слишком взрослых детей, которые после визитов к папе взахлёб рассказывают, что там весело, мачеха молодая и красивая, а «у нас тут просто отстой и ничего нельзя». По наблюдениям адвоката, «с одним чемоданом» современные мужчины уходят редко. Хотя встречались пары, которые обходятся без судов и алиментов, потому что денег «на содержание детей» выдаётся гораздо больше положенного по закону.

Так или иначе, эти разводы тяжёлые и нервные, они как бульдозером проезжаются по обломкам когда-то счастливой семьи. Уже не мыльная опера, а драма на бытовые и нравственные темы. Когда клиентам лет по 30, адвокату главное добиться от сторон максимальных взаимных уступок и компромиссов, прийти хоть к какому-то «худому миру». С 40-летними, говорит Юлова, иначе: «хоть обсудись, а мужчина оставит женщине ровно столько, сколько захочет». Здесь важнее избежать скандалов. Сначала от чувства вины он готов «отдать всё», лишь бы не смотреть бывшей супруге в глаза. Но едва она начинает закатывать истерики — чувство вины сменяется раздражением, ненавистью, желанием «ничем не делиться с этой мегерой».

Инициатором развода в парах, которым от 40 до 50 лет, чаще выступает мужчина. А вот в распадающихся союзах старше пятидесяти картина резко меняется. «В этом возрасте чаще всего из семьи уходит женщина, — замечает Елена Юлова. — Причём решение она принимает взвешенно, рационально, без особых скандалов — но непреклонно».

Естественно, обобщений делать невозможно, психологию не переломишь. Если женщина всю жизнь была «тихой, как мышка, и по дому только шуршала», если существовала как «бесплатное приложение» к супругу, кардинально её характер не переменится. Уходить ей некуда, поэтому сбегает она в «параллельный мир». Такие дамы, когда семейная жизнь теряет для них радость, а муж становится чужим, превращаются в человека, «вымороженного» изнутри. Снаружи они при этом могут демонстрировать бурную деятельность, участвовать в каких-то благотворительных программах, разводить на даче цветы или копаться в грядках, плести макраме, исступлённо готовить по разным рецептам — что угодно, лишь бы свести контакты со спутником жизни к формальному минимуму, отгородить свой внутренний мир капитальной стеной. А сильные, уверенные в себе женщины просто решают начать новую жизнь самостоятельно. Особенно часто так поступают дамы, которые успели вырастить детей, профессионально состоялись, имеют немалый жизненный опыт и знают себе цену. «Ты дура, ты курица, ты без меня пропадёшь, ты даже машину водить не умеешь» — подобные попрёки 20-30-летние женщины воспринимают со слезами, перед 40-летними от таких слов как будто разверзается пропасть. А спустя лет 10–15 они же усмехнутся и уйдут прочь. Некоторые, по опыту адвоката, даже стараются помочь бывшему мужу с жильём для отселения, относятся к нему бережно-жалостливо: иди с богом, только иди наконец. Никто не швыряется кольцами, не хлопает дверью. Каждый знает слабые и сильные стороны друг друга. А ещё — люди просто перерастают возраст склок и истерик. Не всегда мудреют, но скорее успокаиваются и перестают кому-то что-то доказывать. Всё и так ясно.

По опыту адвоката, в этом случае к ней приходит женщина, которая заранее всё решила, — и её муж, которому предстоит согласиться с таким выбором. Слегка ошарашенный, но уже не рискующий возражать. Даже если «по жизни» он человек суровый и жёсткий. Он может хорохориться, называть происходящее «бабской дурью и блажью», но это, возможно, впервые, когда его слово практически не имеет веса. Ему уже успели объяснить, почему жена «устала» от жизни с ним и от брака вообще. Возможно, даже выразили признательность и тепло попрощались. В 40 и 30 лет это кажется немыслимым: а как же скандалы и битьё тарелок, «давай подробности» и товарищеский суд? Нет ничего такого на полувековом рубеже — или случается в разы реже.

Женщина находит аргументы, она спокойно и деловито обсуждает с юристами детали мирового соглашения. Невозможного не просит: решает, кому отойдёт машина, кому — дача, если надо разменивать квартиру — то как и когда. Если 40-летние и 30-летние пары шантажируют друг друга «судьбой детей», попрекают друг друга копейками, апеллируют к мнению друзей, собирают «группы поддержки», то 50-летние разводятся тихо, детям приходится принимать их решение, даже если оно им не по душе. Взрослые заключают, как два независимых государства, «договор о ненападении», нередко даже о взаимопомощи — и расходятся по разные стороны границы, не вступая в войну.

Людям от 50 и старше, замечает юрист, при разводе не составляет труда разделить недвижимость. Сложности возникают, когда речь идёт о собаке или кошке — общем любимце. Бывают случаи, когда бывший муж специально приходит его проведать и погулять с ним. Развод разводом, но Тузик страдать не должен!

А что дальше? К адвокату, естественно, после уже состоявшегося развода и раздела имущества люди не идут. Но, говорит Елена Юлова, которая со своими клиентами связь обычно не теряет, у женщин, в 50 лет принявших решение расстаться с мужем и начать новую жизнь, всё складывается достаточно хорошо. Обычно — без тех тягот и терзаний, без которых не обходятся разведённые 30-40-летние дамы. Последние долго и мучительно выбираются из депрессий, тревожатся, что они «теперь никому не нужны», с огромным трудом «вытягивают» детей, махнув рукой на себя, торопятся снова замуж, чтобы никто не подумал, что они «неудачницы» и «брошенные»… А самостоятельные и уверенные в себе женщины от 50 и старше, как правило, после развода не торопятся снова замуж. Они отдыхают и наслаждаются свободой.

И находят себе новых спутников жизни, причём нередко — энергичных и моложавых, лет на 6-8 моложе себя. Их связывают общие интересы и хобби, общность взглядов, желание быть друг для друга не «каменной стеной» или «прислугой», а равными партнёрами. Замуж они теперь «ни ногой — спасибо, я там была, мне не понравилось». В отличие от бывших мужей, которые бобылями надолго не засиживаются. Кроме тех случаев, когда уязвлённое самолюбие подвигает их на чрезмерное употребление спиртного или желание «всем доказать» неизвестно что. Правда, в тяжёлых случаях бывшая жена вполне может прийти на помощь, особенно когда муж лежит больной и беспомощный. Сердце не камень, и люди не чужие. Но снова в семейное ярмо возвращения, скорее всего, не случится.

Нередок и другой вариант — поговорив с адвокатом, взвесив все «за» и «против», 50-летние не оформляют развод официально, а просто «разъезжаются» — на несколько лет, «до лучших времён», не обязательно навсегда. И это тоже выход — по крайней мере, для тех, кто может не ютиться на общих квадратных метрах. Очень часто жена переезжает на дачу, приспособленную под зимнее жильё, или, наоборот, в тёплые страны, муж находит работу в другом городе. Контакты сводятся к минимуму, собственность на месте, с детьми — общие праздники, конфликты исключены.

А мораль? Адвокат Юлова пожимает плечами: морали нет. Наверное, истина лишь в том, что до развода, как и до всего в нашей жизни, надо дозреть и дорасти. В зрелом возрасте люди наконец-то становятся мудрее и спокойнее, отделяют эмоции от сути. А в бракоразводных делах неразрешимых проблем нет — если смотреть на вещи трезво и здраво. Вот бы понять это тем, кого страсть рвёт в клочья в 30 или 40. Увы, если бы молодость знала...  

Екатерина Добрынина