Здоровье 18.03.2016

Антибиотики сдаются

Шрифт

Вы считаете, что против любой инфекции у медиков есть мощное оружие – антибиотики? Свято верите в их побеждающую болезни силу? Вы заблуждаетесь! Имеющиеся противомикробные средства, включая антибиотики, не воздействуют на новые формы бактерий. Увы, эта проблема не прогноз на будущее, а реальность, проявляющаяся сегодня во всех регионах мира.

Антибиотики всё чаще оказываются бессильны — констатируют специалисты. Бактерии научились «защищаться». У микроорганизмов развивается устойчивость, невосприимчивость (по-научному — резистентность) даже к наиболее совершенным из доступных препаратов. Бактерии меняются настолько, что антимикробные препараты больше не оказывают никакого воздействия на организм людей, которые нуждаются в них для борьбы с инфекцией, и это сейчас одна из серьёзнейших угроз для здоровья людей.

АНАМНЕЗ

Человечество тысячелетиями боролось с инфекционными болезнями, которые были основными причинами смерти. Активный поиск сильнодействующих антимикробных препаратов начался в XIX веке. В 1896 году итальянский врач и микробиолог Бартоломео Гозио одержал на этом поприще первую серьёзную победу. Из жидкости, содержащей культуру грибка рода Penicillium, выделил микофеноловую кислоту, подавляющую рост бактерий сибирской язвы. В 1929-м английский микробиолог Александр Флеминг открыл первый антибиотик — пенициллин. В 1939-м Герхард Домагк получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине за «открытие антибактериального эффекта пронтозила». В том же году советские учёные Николай Красильников и Александра Кореняко получили мицетин, а американский учёный Рене Дюбо — тиротрицин. В биологии и медицине началась эра антибиотиков. Их способность бороться с инфекциями, считавшимися смертельно опасными, была воспринята как панацея. Кстати, слово образовано от двух древнегреческих: против жизни. Словари объясняют его так: «вещества природного или полусинтетического происхождения, подавляющие рост живых клеток».

В начале XX века благодаря антибиотикам медицине удалось остановить сибирскую язву, противостоять холере и брюшному тифу, вылечивать больных пневмонией, дифтерией и гангреной... В годы Второй мировой войны антибиотики спасли жизни тысячам раненых, которых ранее посчитали бы безнадёжными.
В конце XX века эти лекарственные средства во всём мире применялись для лечения воспалительных процессов и инфекционных болезней, заражений крови и даже онкологии. Но с 1970-х годов новые антибиотики практически не разрабатывались. Количество препаратов, используемых в стационарах для лечения инфекционных заболеваний, за последние десять лет сократилось с 15-20 до 5-6, применять остальные стало просто бессмысленно. Может показаться, что решить эту проблему способно создание нового антибиотика, но это не гарантирует того, что за короткий период времени микробы не приспособятся и к нему.

ВОЗ БЬЁТ В КОЛОКОЛА

30 апреля 2014 года в Женеве ВОЗ впервые рассмотрел проблему резистентности на глобальном уровне с учётом данных, полученных из 114 стран мира. «В связи с отсутствием оперативных и согласованных действий многих заинтересованных сторон наш мир вступает в эпоху, когда антибиотики теряют эффективность, и обычные инфекции и небольшие травмы, которые можно было излечивать в течение многих десятилетий, сейчас могут снова убивать», — заявил Помощник Генерального директора ВОЗ по безопасности здравоохранения доктор Кейджи Фукуда (Keiji Fukuda). «Эффективные антибиотики были одним из важнейших элементов, которые позволяли нам жить дольше, быть более здоровыми и пользоваться преимуществами современной медицины. Если мы не примем существенных мер для улучшения профилактики инфекций и не изменим методы изготовления, назначения и использования антибиотиков, наш мир будет всё больше и больше утрачивать эти достижения общественного здравоохранения, и последствия этого бездействия будут опустошительны», — считает эксперт.

В документе под названием «Устойчивость к противомикробным препаратам: глобальный доклад по эпиднадзору» указывается, что элемент устойчивости проявляется в случае множества самых различных переносчиков инфекции. Особое внимание обращено на устойчивость к антибиотикам семи различных бактерий, которые вызывают широко распространённые и серьёзные болезни: заражение крови (сепсис), диарея, пневмония, инфекции мочевыводящих путей и гонорея. Эти результаты документально подтверждают устойчивость к антибиотикам, в особенности к тем, которые назначают в качестве «крайней меры», во всех региона мира. Несколько цитат:

• «Устойчивость к препаратам для лечения, используемым в качестве крайней меры в случае инфекций, угрожающих жизни людей, которые вызываются обычными кишечными бактериями Klebsiella pneumonia (антибиотики группы карбапенемы), получает распространение во всех регионах мира. K. Pneumonia — одна из важнейших причин больничных инфекций, таких как пневмония, инфекции крови, инфекции среди новорождённых и больных, находящихся в отделениях реанимации. В некоторых странах антибиотики группы карбапенемы не оказывают никакого воздействия по причине устойчивости на более чем половину людей, которые подвергаются лечению от инфекций K. Pneumoniae».

• Устойчивость к одному из самых широко распространённых противобактериальных средств (фторхинолонам), используемых для лечения инфекций мочевыводящих путей, причиной которых являются E. coli, также получила широкое распространение. В 1980-х годах, когда эти лекарственные средства были впервые введены в практику, устойчивость практически равнялась нулю. Сегодня во многих частях мира есть страны, в которых это лечение неэффективно для более половины пациентов».

• «Случаи отсутствия эффекта лечения гонореи средствами, назначаемыми в качестве «крайней меры» (цефалоспорины третьего поколения), подтверждены в Австралии, Австрии, Канаде, Норвегии, Словении, Соединённом Королевстве, Швеции, Франции, Южной Африке и Японии. Гонореей в мире инфицируется ежедневно более одного миллиона человек».

• «Устойчивость к антибиотикам приводит к тому, что люди болеют в течение более длительного времени, и вероятность летального исхода повышается. Например, вероятность смерти людей, инфицированных MRSA (метициллин-устойчивые бактерии Staphylococcus aureus) на 64% выше по сравнению с людьми с лекарственно-неустойчивой формой инфекции. Устойчивость также приводит к увеличению расходов на медицинскую помощь в результате более длительного пребывания в стационарах и предполагает необходимость более интенсивного лечения».

ВОЗМОЖНОЕ РЕШЕНИЕ

Российские учёные предлагают вспомнить о бактериофагах. Это специфические вирусы, способные размножаться в патогенных микроорганизмах, разрушая их изнутри. Бактериофаги были открыты ещё в 1896 году (примерно в то же время, что и антибиотики). Британский химик Эрнест Ханкин, изучая антибактериальное действие вод индийских рек Ганга и Джумны, заметил, что местные жители не страдают инфекционными болезнями. Он впервые описал вирусы, легко проходящие через мембранные фильтры микробов и вызывающие их гибель. Эти вирусы получили название «бактериофаги», что в переводе с латыни означает «пожиратели бактерий».

До середины XX века на Западе фаги активно изучались и использовались против ряда заболеваний, в том числе дифтерии, тифа, паратифоидных лихорадок, холеры, гнойносептических инфекций. Однако по ряду причин (в том числе из-за стремительного развития антибиотиков) со временем стали применяться реже. Сегодня же, по мнению академика РАМН, профессора, д.м.н., директора ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Валентина Покровского, бактериофаги должны если не заменить антибиотики, то дать им достойного соратника: «Вместе они могли бы удовлетворить наши потребности в борьбе с инфекционными заболеваниями».

Некоторые медики стали активно использовать фаги ещё в 1980–1990 годах. Василий Акимкин, д.м.н., профессор, завкафедрой дезинфектологии Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова рассказывает: «Мне довелось работать в одном из очагов внутрибольничной инфекции сальмонеллёза. Болели в основном люди пожилые, и данное заболевание, накладываясь на клинику основной патологии, давало высокий процент летальных исходов. С инфекцией не удавалось справиться 33 месяца. Мы перепробовали все возможные варианты антибиотиков и поняли, что это тупиковая ситуация. Тогда обратились к фагам, и оказалось, что это наиболее эффективный вариант: лёгкие и средние формы болезни лечились исключительно фагами, тяжёлые — в сочетании с антибиотиками. Через три месяца очаг сальмонеллёза был полностью ликвидирован».

Бактериофаги безопасны и нетоксичны. ДНК бактериофага встраивается в хромосому бактерии, и бактериальная клетка начинает продуцировать сотни копий фагов, разрушая себя изнутри. Могут применяться как самостоятельно, так и вкупе с другими лекарствами (антибиотиками, пробиотиками). Но главное — у бактерий не развивается устойчивость к фагам. И это позволяет сделать вывод, что за подобными препаратами — будущее. Однако никакой эйфории медики не испытывают. Биологическая война между человеком и природой продолжается.

ЗАПОМНИТЕ!

• Бесконтрольный, необоснованный приём антибиотиков болезнетворным бактериям идёт лишь на пользу, они получают «прививку» и становятся лишь сильнее.

• Применяйте антибиотики исключительно по назначению врача. Каждый из препаратов имеет свой спектр действия — уничтожает определённые чувствительные к нему микроорганизмы. Только специалист, поставив диагноз, способен определить, какой из препаратов необходим в конкретном случае.

• Не принимайте антибиотики в качестве обезболивающего, жаропонижающего, противовоспалительного средства — они этими свойствами не обладают. Не пытайтесь лечить антибиотиками грипп и ОРВИ — эти препараты бессильны против вирусов!

• Улучшение самочувствия или снижение температуры не являются основанием для отмены антибиотика или снижения назначенной дозы. И то, и другое способствует развитию устойчивости микроорганизма к препарату. Полностью соблюдайте предписанный режим принятия антибиотиков.

• Не допускайте передачу антибиотиков другим людям или использование остатков предписанных лекарственных средств.

• Откажитесь от антибактериальных средств в быту: не используйте антибактериальные салфетки, средства для уборки дома и тп.

Гульнара Брик