Наши плюсы 29.07.2016 | "Коммерсант"

Обыкновенный эйджизм

Шрифт

ПенсионерыПо мнению многих работодателей, люди, не ставшие руководителями к 45 годам, просто обречены. Шансы получить должность для них – 3 из 100. Но, в то же время, ряд кризисов в экономике, демографии и образовании вполне в силах раскачать стрелку маятника в обратную сторону – если не будет поколения «новых пенсионеров», то состояние экономики только ухудшится. Около 20 лет многие работодатели уверенно говорят «старикам тут не место» если проанализировать объявления с вакансиями. Сейчас, как и раньше, тем кому «за 45» сложно устроиться на работу, их увольнять будут в первую очередь, а платить меньше. Одним словом, в нашем обществе укоренился «эйджизм», то есть ущемление прав по возрасту. В силу нашего менталитета, это даже многими принимается, как догма, обоснованная и правильная позиция, о которой, всё же не принято говорить на людях. «Старики» нуждаются в уходе, и негоже предлагать им работать.

Пожилые герои нашего времени

Если посмотреть на запад, то там вся демократия уже давно переросла в старческий диктат. Если в будущем не будет смены вектора по направлению к геронтократии, то развитые государства просто ожидает период многолетнего упадка. Отметим, что по сухим данным статистики, население страны постоянно стареет. Армия пенсионеров растёт, а количество трудоспособной молодёжи уменьшается. Причём, это будет тенденция, которая продлится долгие десятилетия. Об этом написано в докладе Всемирного банка, касающегося России и её проблем со старением граждан. Падение уровня трудового ресурса каждый год стоит госбюджету в 0,5 ВВП. В период 2015-2020, как прогнозирует Росстат, в России исчезнут около 5 млн дееспособных граждан. В конце 2015 года таких было 85,9 млн. В начале двадцатых на арену труда начнёт выходить немногочисленное поколение «девяностых», что обойдётся стране в потерю семи миллионов работников. Многие компании уже сейчас затрудняются набрать штат квалифицированных сотрудников. Они порой обходят стороной новейшую касту предпенсионеров, но в итоге, им придётся обратить на них внимание, поскольку выхода не будет.

Предельный возраст

В 90-е годы объявления из рубрики "работа" пестрели фразой «до 30 лет», в 2000-е планку стали поднимать, но принцип от этого не поменялся. В 2012 г. по оценке экспертов, дискриминация "по старости" дважды превышала ущемление прав по половому признаку. В 2013 г. в закон о занятости были добавлены положения, которые запрещали ставить возрастные запреты в этой сфере, но это не решило всей проблемы, потому что "предпенсионеры" всё ещё остаются самой слабой категорией. 81% работодателей признаёт, что при трудоустройстве один из главных приоритетов – возрастной. На практике всё выглядит ещё печальнее – лишь 3% работников, нашедших работу через крупнейшее агентство по найму персонала HeadHunter, старше 45 лет. 45 лет – это так называемый возраст отсечки, когда работодателям уже не интересны такие претенденты. Большая часть работодателей ищет сотрудников 20-40 лет, особенно это проявляется в сфере «белых воротничков». Людям, перешагнувшим порог в 45 лет, будет непросто занять место административного сотрудника – секретаря, помощника руководителя и т.п. По мнению работодателя, предпенсионеры ждут в работе стабильные условия и комфортность, здесь нет места искоркам и желаниям сворачивать горы для выполнения планов.

Большая часть «офисных» компаний заявляет, что для них возраст не основной показатель. Он занимает седьмое место. Первое, что интересует – «личные качества», но это может быть завуалированной оценкой и возраста. Если одному претенденту 30, а второму 50, при равных качествах выберут более молодого. Обычно на это есть много объяснений – таким людям работать тут будет неинтересно, у нас все сотрудники молодые, ими сложно управлять, ведь я тут босс, они будут меня поучать и т.п. Команда из молодых людей – вот ключевая причина отказать человеку постарше. Людям одного возраста будет комфортнее сработаться вместе, особенно в области инноваций, торговли, клубах, ресторанах. Кризисная обстановка привела к массовым увольнениям в 2014 году 45-летних сотрудников для экономии, ведь они получали зарплату до 30% больше, чем 25-35-летние. По оценке аналитиков, у российских граждан, независимо от образования, заработок в год сперва вырастает, выходит на пик к 40-45 годам, а потом начинает падать. Этим же руководствовалось и государство.

Когда массово сокращали врачей в 2014-2015 гг, то в большинстве это коснулось предпенсионных сотрудников. Госбюджет экономил на их стаже и выплатах по заслуге лет. Более уверенно себя ощущали только инженерные сотрудники – там возрастные коллеги нужны для передачи специфического опыта.

Почему молодые лучше?

Считается, что молодость продаст лучше. Актёры, продавцы, артисты и другие профессии, которым важно сохранять свежесть в лице для «окучивания» массовой аудитории, всегда на пике популярности, пока молоды, потом интерес общества идёт на спад. В России свои особенности. Работодателям нужны работники, которые могут по-настоящему «пахать», интенсивно, ненормированно, мобильно. К этому темпу подходят более молодые люди, которым проще подстраиваться под специфику, а те, кто постарше уже не так гибки, и не могут быстро воспринимать новое.

Эра стариков и роботов

Лет через 20-30 человечество серьёзно состарится. Благодаря чудесам грядущего научно-медицинского прогресса, «новая каста пожилых» в ключевых странах будет жить в богатстве и активно участвовать в экономических процессах. Они поселятся в инновационных моно-городах, окружённые роботизированными слугами и невезучими «понаехавшими». Отчего российские компании боятся этой цифры 45 лет? Самое важное – стереотипы, которые гласят, что человеку от 45 лет нужно спокойное место с зарплаткой, у него нет рвения сделать что-то большее, чтобы добиться успеха и взлёта карьеры.

Молодые могут дольше терпеть трудные условия, понимая, что это этап в карьере, взрослых людей такое может остановить. Многие директора считают, что самый крупный успех и достижения у офисных работников может случиться до 35 лет. А если вам уже 45, а вы простой менеджер по продажам, а не коммерческий директор, то от вас сложно ожидать серьёзных результатов в будущем. Хотя, на самом деле есть и более внятное объяснение – низкий уровень подготовки менеджмента наших компаний просто не даёт им возможности эффективно работать с сотрудниками, которым за 45. Дело также и в предубеждениях, и в неумении наладить контакт с пожилыми. Ещё со времён СССР сохранилась такая негласная установка – не принимать в штат человека, которому до пенсии меньше 15 лет, то есть мужчин от 45, женщин от 40. Это правило живо до сих пор и в умах работодателей служит основным критериев при отборе кандидатов. В Союзе люди могли работать на одном месте всю жизнь, это правило соблюдало традиции, чтобы было меньше перебежчиков с работы на работу. И сейчас к таким перебежчикам есть предубеждения. В США, наоборот, видят положительное, если у человека богатый опыт разных профессий. Значит, он отличается мобильностью, гибкостью, может переучиваться. У нас про таких говорят – неопытный, не может нигде долго работать.

Эпоха пенсионеров уже близко

В Евросоюзе кризис в экономике больно прошёлся по молодёжи. Выпускников никто не желал брать на работу, а увольнение чаще касалось именно молодых. В Греции с Испанией среди молодёжи было 50% безработных, граждане от 40 до 60 лет продолжили успешно трудиться. Они постоянно увеличивают багаж своих навыков, квалификационную категорию и более эффективны, чем молодёжь. У нас всё опять наоборот. На рынке избыток «взрослых» людей, у которых знания с опытом безнадёжно устарели. Стандартная ситуация – инженерный работник, 55 лет, образование из 70-х. Он год от года теряет квалификационный статус и опускается до тех работ, где нужно только присутствовать – охрана, гардероб. Получает он мало, но скоро пенсия, нужно продержаться. Или он может продолжать работу на устаревшем морально заводе, где в нём ещё есть необходимость, а вот сам завод уже никому не нужен. И на современное предприятие его уже никто не позовёт.

Фактор долголетия

Цари древних эпох мечтали об эликсире бессмертия, были готовы отдать «полцарства за коня». Сейчас развитие медицины обусловлено росту клиентов, и цель в продлении жизни становится более реальной. Это можно считать отражением дефектов образовательной системы. В СССР всё было просто – вуз, ПТУ, техникум – человек отучился и идёт с этими знаниями до заслуженной пенсии. И сейчас это обыденный сценарий, ведь мало где формируется система постоянного образования. Оно кое-где присутствует, но частично. К примеру, в Сбербанке. Специалисты обвиняют во всём отсталость в экономике. Ведь в нашей структуре многим организациям не нужны были высококвалифицированные сотрудники. Человек мог окончить университет, а по профессии никуда не берут, приходится уйти на низкоэффективную должность. Даже тем, кто в 30-40 лет мог повысить свою квалификацию, порой некуда уже пойти. Есть ещё и сфера малого бизнеса, где не нужно, по сути, сильное образование, и туда можно было переориентировать пожилых, но эта сфера у нас мало развита. Все вместе создают все условия для развития возрастной дискриминации. Точно неизвестно, сколько в стране таких сотрудников в возрасте. Но точно ясно, что к возрасту пенсии уже вплотную подходят «новые пенсионеры», которые начали работать с 90-х годов. Это поколение людей с хорошим образованием, которые прошли суровую школу 90-х годов, но стереотипы общества не дают им свободно дышать на рынке труда. Хотя, конечно, переоценивать их нельзя, так как условия тогда и сейчас серьёзно различаются.

С августа 2015 года появилась хорошая тенденция – в ряде компаний стали брать вместо двух сотрудников молодого возраста одного более возрастного с опытом, уважающего стабильность, и способного генерировать прибыль. В городах с населением свыше миллиона многие предпенсионеры стараются идти в ногу со временем, соответствовать запросам рынка. Например, в столичном культурном центре ЗИЛа, где читают лекции на разные тематики – от истории до экономической науки, среди слушателей много людей старше 50 лет. Они активные и стремятся познать новые сферы, чтобы не отстать от рыночных условий, создать конкурентную среду при поиске работы.

Куда могут пойти работать новые пенсионеры?

По данным спецресурсов по поиску работы, люди от 45 лет хотят работать в бюджетной сфере. Центры занятости могут предложить им работу лифтёра, вахтёра, домашнего помощника. Среди откликнувшихся на запросы в рубрике «работники для дома» соискателей от 45 лет – 36%, а рубрика «охрана» - 27%. Это не показатель их способностей, а факт того, что в другие места их просто не возьмут.

Возвращение к истокам

Ставки на дешёвых, но эффективных молодых сотрудников не всегда играют в пользу компаний. Сейчас некоторые компании предпочитают брать на работу не двух молодых, а одного постарше, но с солидным опытом и желанием приносить пользу. Это ещё не стало трендом, но первым шагом – да. Сейчас людям от 45 лет идут все карты в руки. Они ещё могут показать, что мнение о «плохой гибкости» пожилых – ошибочно. Второй тенденцией стало перемещение менеджеров в возрасте в госкорпорации и власть. Главным мотиватором называют стабильность. Такие люди к 45 годам получили бесценный опыт, отработав 10-20 лет в коммерции. Но рынок ещё не совсем здоров, и не отошёл от тряски кризиса. А в госструктурах крутятся большие деньги и глобальные проекты. Да и госслужба более лояльна к возрасту, чем торговля. В коммерции от человека ждут продуктивности, а госсектор требует опыт и лояльность.

Экономика всё равно повернётся к новым пенсионерам, молодые люди не ценят рабочее место, у них иные ценности. Кому-то достаточно заработать на новые модные шмотки, айфон или планшет и можно уходить. Взрослые кандидаты такими вещами не будут шутить. У молодёжи к тому же наблюдается падение грамотности и образования. 91% работодателей полагает, что современные выпускники вызов не обладают практическими навыками для работы. Пока идёт тенденция, что пенсионеры служат для затыкания дыр в тех местах, куда не пойдёт молодёжь. Но вполне возможно, что 45-летние могут вытеснить с рынка молодых и плотно займут посты руководителей. Это уже началось в госаппарате, где пенсионный возраст повышен до 70 лет. Мы ещё можем догнать Европу с её геронтологическими тенденциями.