В мире 17.03.2014 | ВЫПУСК №5, МАРТ 2014

Государственный экзамен

Шрифт


Радость и гордость за победную Олимпиаду, вошедшую в историю, невольно мешает осознать ещё один наиважнейший аспект того, что произошло в Сочи. Если вдуматься, семь лет назад взяв на себя ответственность за проведение Олимпийских игр, Россия добровольно обязалась перед всем миром держать экзамен по части полной государственной самодостаточности. При этом необычайно высокая планка экзамена была обусловлена требованиями, которые сформулировали мы сами: не только построить новейшие спортивные сооружения в чистом поле и в «чистых горах», но также полностью обновить инфраструктуру крупнейшего российского курорта. Всю инфраструктуру — транспортную, коммуникационную, энергетическую, коммунальную, социальную.

Сложность этого экзамена заметно возросла на завершающем этапе подготовки, когда после волгоградских трагических событий наши мировые конкуренты подняли превеликий шум по поводу угрозы терактов. К этому добавились истошные вопли секс-меньшинств, крики о неспособности русских обеспечить должную степень комфорта и радушия, не говоря уже о неготовности в организационном плане.

О том, как блестяще прошла Олимпиада — вопреки сомнениям и мрачным прогнозам — сказано много, в том числе на мировом уровне. Сочинский праздник спорта по праву признан лучшими зимними Олимпийскими играми в истории. И за этим всеобщим признанием успеха на самом деле стоит оценка «отлично» для российского государства в целом. Ибо при подготовке и проведении Олимпиады, огромной по масштабам и уникальной по сложности, был задействован весь комплекс возможностей, которые в совокупности складываются в понятие сильного государства. От финансовых расчётов и партнёрства с бизнесом до современных строительных методов и применения цифровых технологий, от здравоохранения и средств связи до служб безопасности и Вооружённых сил, от сферы культуры и масс-медиа до взаимодействия с гражданским обществом и подготовки олимпийского резерва.

Поэтому можно и нужно говорить о том, что ,по сути, на Олимпиаде держало экзамен российское государство как таковое. И нелишне с гордостью повторить, что этот экзамен был сдан на «отлично».

Но размышляя об экзамене в Сочи, не следует забывать ещё об одном — на сей раз суровом и труднейшем экзамене, который недавно пришлось сдавать нашему государству. Речь о колоссальном по своим масштабам наводнении на Дальнем Востоке. Чтобы справиться со стихией также пришлось задействовать весь комплекс государственных возможностей. И тот факт, что при столь огромном и грозном бедствии удалось избежать человеческих жертв, предотвратить возникновение эпидемий среди населения, а затем с ходу приступить к ликвидации последствий наводнения, свидетельствует о том, что и в данном случае государство оказалось, как принято говорить, на высоте. Оно сумело быстро и толково сконцентрировать в зоне подтопления нужные силы и средства, придя на помощь терпящим бедствие.

Увы, даже в нашей стране, не говоря уже о мировых СМИ, не оценили по достоинству этот коллективный подвиг: огромное и длительное наводнение обошлось без жертв! Наводнения такого рода, хотя и гораздо меньшие по территориальному размаху, в западных странах без жертв не обходятся.

«Я не государственник, я правозащитник», — написала недавно в своём блоге начальник Хельсинской группы Людмила Алексеева. Это противопоставление правозащитной деятельности и многообразных государственных мер по спасению людей от стихийных бедствий не делает ей чести. Сводить все государственные усилия исключительно к недоработкам правоохранительной системы, игнорируя социальные права человека (а права человека неделимы — это главный постулат правозащитной деятельности), провозглашая при этом «Я не государственник», — значит игнорировать заботы подавляющего большинства россиян.

Кстати, российское гражданское общество через сотни неправительственных организаций активно помогало государству и в период дальневосточного наводнения и на празднике сочинской Олимпиады — и в трудностях, и в победах, не смешивая недостатки власти и понятие Государства с большой буквы. Мы вправе радоваться тому, что российское государство умеет сдавать трудные экзамены. Ибо это наши общие победы. 

А. С.