Личность 29.09.2017

Настоящий подполковник!

Шрифт

Александр Ильин — человек творческий, при этом по-военному чёткий и конкретный. Его увлечение северной ходьбой переросло в большое, общественно важное дело...


Какое из своих достижений вы считаете главным?

 

 


Вчера я презентовал свой проект на Премию Губернатора Московской области. Проект называется: «Мы здоровые и бодрые! Шагаем дружно в ногу! Присоединяйтесь!» Это моё достижение как инструктора, я поднял людей в Балашихе, теперь к нам присоединяется вся Московская область. А личное достижение — рекорд, установленный в этом году: 23 июля я пробежал 107 километров. Эта смелая идея у меня родилась за четыре месяца до старта. Сначала хотел пробежать километров 30, а потом что-то внутри включилось, и решил: что могу подготовиться. На 45-м ки-лометре было тяжело, а потом стало легко. Я благодарен всем, кто за меня болел, может быть молился, когда я переходил на шаг, мне было стыдно и я — бежал. Время лидера 11 часов с «копейками», у меня — 14 часов 42 минуты. Это с заходом на пункты питания, преодолением бродов, болот, трясины… Рядом бежали и белорусы, и чернокожие с Ямайки, всем было тяжело, но на финише все улыбались и говорили: как прекрасно, что мы это преодолели! Мы победили себя слабого и ленивого. Это главная награда.

 

 


Как называются эти соревнования?

 

 


«Голден ринг ультра трейл 100». Турнир проходил третий год подряд. Уникальная трасса расположена в окрестностях Суздаля. Мы бежали по заповедным местам, где разводят косуль и других животных. Чистейший воздух! Русский лес, на холмах мы видели заброшенные храмы 16–17 века, стены уже проросли деревьями.

 

 



А по жизни вы себя как ощущаете — белой вороной или у вас много единомышленников?

 

 



Я индивидуалист и для себя всегда поднимаю планку очень высоко, для некоторых людей это, наверно, тяжело. Стараюсь быть лидером и примером для всех. Может быть мои ученики не всегда рядом, но я их чувствую. За четыре с половиной года работы инструктором северной ходьбы я обучил около тысячи человек. Я всегда говорил и говорю ученикам: всё в ваших руках, изменить себя вы можете всегда. Нужно восстанавливать себя и помогать своему организму запустить резервные возможности. Как говорил Николай Амосов, резервы у организма есть, но мы своими действиями или бездействием не помогаем ему их найти.

 

 



Такое мировоззрение появилось у вас на каком-то жизненном этапе? Или вы всегда были такой спортивный?

 

 



В седьмом–восьмом классе врачи мне рекомендовали вообще активно не двигаться. У меня нашли порок сердца. Услышав это, я пошёл с соседом в секцию лёгкой атлетики — назло врачам. Хотел испытать себя. Первые шесть километров, которые я пробежал, показались мне марафоном, так много я не бегал никогда. Потом были тренировки по 25–30 километров, было много стартов. Сразу после окончания школы, на соревнованиях в Ялте, я выиграл и выполнил первый разряд, пробежав 1500 метров.

 

 


А как же диагноз врачей?

 

 



На тот момент у меня признали прекрасное здоровье и призвали в армию. В военкомате сказали, что есть возможность поступить в военный институт физической культуры в Ленинграде. Всё сложилось волшебным образом, я поступил и закончил его с отличием. У меня 27 лет выслуги. Служил начальником физподготовки
ракетного полка, инициировал активности — мог, например, поднять полк в пять утра по боевой тревоге и в полной выкладке совершить марш-бросок. Я пришёл, когда полк перевооружался, переходил на «Тополь». Майор Близняков дал мне умный совет: если ты приехал сюда и хочешь быть офицером, авторитетом для ракетчиков, ты должен учиться, должен дежурить, ты должен быть таким же, как все ракетчики. Я окончил все курсы, прошёл все программы по развёртыванию и свёртыванию боевых зон, и дежурил — как все. И всегда бегал. В декабре 1984 года, когда мы стояли на боевом дежурстве под Барнаулом, в Полковниково, в 40–45 градусов мороза жили в землянках, отдежурив сколько положено, я поехал на свой первый марафон в Москву. И был 25-м из четырёхсот.

 

 



Расскажите, пожалуйста, о своей семье. Откуда вы такой взялись?

 

 



Детей в семье было трое, я самый младший. Отец был инженером на листопрокатном заводе, мама — домохозяйкой. Бабушка и дедушка — из небогатых крестьян. Прадедушка имел конюшню. Среди родственников не было ни военных, ни спортсменов, я исключение, но родители всегда мною очень гордились — ведь я был офицером!

 

 



Как складывалась ваша жизнь после демобилизации?

 

 



Стал заниматься режиссёрской работой, так как я военный и могу управлять людьми, массой людей. Первыми моими большими работами были празднования Дня России на Красной площади. В 2012-м — полторы тысячи солдат в спортивной форме, с флагами делали перестроения, «рисунки». В 2013-м 900 человек перед Президентом страны «построили» флаг России. Потом режиссёрских работ стало меньше, были проблемки со здоровьем, в тот момент не бегал марафоны. Случайно познакомился с тренером по северной ходьбе Виталием Фроловым — тогда я впервые увидел палочки. Он мне их прислал, и я начал ходить. Во время первой же тренировки позвонил ему и сказал: у меня не только руки работают, но и пресс и всё остальное! Сегодня могу сказать, что изобретаю упражнения, испытываю их на себе и дарю людям — моим ученикам и ученицам.

 

 



Кроме физкультуры, северной ходьбы, чем увлекаетесь? Чем живёте?

 

 



Есть самое главное — забота о семье. У меня две дочки. Я их воспитываю своим примером. Мои достижения в спорте, активный образ жизни, правильное питание для них пример. Мы очень любим всей семьёй путешествовать — и летом, и зимой. Новый год встречаем в Риме, Париже, Праге… Такая у нас традиция.

 

 



Супругу палочками заразили?

 

 


Лена с палочками пока не ходит, предпочитает гимнастику, но мы активно ходим, гуляем, у нас даже свой маршрут под Одинцово есть. Младшая дочь бегает со мной марафоны, старшая выбрала йогу.

 

 


А вам знакомы депрессия, стресс?

 

 



Думаю, что нет. Только бывает очень обидно, когда уходят из жизни близкие люди, но это нам не подвластно. Такое бессилие, ничего невозможно сделать. Тяжело, обидно до слёз.

 

 


О чём мечтаете?

 

 



Хочу расширить рамки своей деятельности как инструктора. По примеру своего итальянского друга Pino Dellasega я бы хотел создать свою школу северной ходьбы. Ему около 70 лет, он говорит, что это его «путь» — паломнический путь от Якова в Испанию и Португалию, около 700 километров. Проходя по этому пути, люди посещают святыни. Он поставил разметку, на некоторых вершинах установил статуи Спасителя. Я тоже хочу водить группы за границей и в России. Мы будем совмещать наслаждение красотами с северной ходьбой с палочками.

 

 


Это скорее план действий, а мечта?

 

 


У меня всё связано со спортом. Есть мечта покорить сто миль — это 170 километров. И продолжать, продолжать совершенствовать себя. Пробежав 107 километров, я чувствую перестройку в организме, произошло поднятие на новый уровень моих физических качеств — выносливости, скорости. Дистанция в 10 километров теперь мне кажется спринтом, я чувствую полёт, эйфорию, я могу и могу безгранично!

 

 



Несколько лет назад вы стали лауреатом Премии «50 ПЛЮС. Новая жизнь», для вас это что-то значит?

 

 


Во-первых, я всех увидел и порадовался, что Проект продолжает работать, развивается. Я начал заниматься северной ходьбой в клубе «50 ПЛЮС» и благодарен всей команде и Марии Салуцкой за поддержку.

 

 


В «50 ПЛЮС» принято говорить о плюсах зрелого возраста. Они, правда, есть?

 

 


Человек всегда должен быть в форме, а не ждать «50+». Страшно, когда человек, приходя к врачу, слышит не очень приятные слова: что вы хотите — возраст. Не существует возраста жить и возраста умирать! Когда человек совершенствуется, развивается, он приобретает мудрость. Плюсы может быть в том, что с годами у тебя больше знакомых, которым ты можешь помочь, а у кого-то поучиться.

 

 



У вас недостатки-то есть?

 

 


Конечно есть! Всё в моей жизни было. В 90-е годы было разочарование, выживание, тяжёлое финансовое положение, не до спорта было…

 

 


Кому-то завидуете?

 

 


Нет. Есть кто моложе, талантливее, профессиональнее, но у них свой путь, у меня — свой. Вообще, зависть — это грех. Я гоню её от себя.

 

 


Свободное время у вас бывает?

 

 



Наверно, нет. Я по уши погружён в своё дело. Уже больше года не смотрю телевизор, читаю в основном профессиональную литературу. После занятий выкладываю в соцсети фото улыбающихся людей, это мотивирует и их, и их знакомых. Мне помогает то, что я встаю очень рано, у меня есть свои правила жизни — это утренняя молитва, зарядка — я обязательно должен выполнить эти «параграфы», а потом — работа. В 45 лет я стал пенсионером, но нашёл себя. Я благодарен тому, что востребован. Провожу по два занятия в день, и везде меня ждут. В течение недели ко мне на занятия приходят примерно 120 человек, из них 15–20 человек — новички, которые хотят быть здоровыми. И число таких людей растёт, это показатель того, что всё больше возрастных людей понимает, что надеяться надо только на себя, что здоровье не продаётся в аптеках. Те, кто пришёл ко мне раньше, уже выходят на соревновательные дистанции, меня это очень радует.

 

 


Какое у вас любимое блюдо?

 

 


Овощное рагу «Рататуй». Я вегетарианец.

 

 


Любимая книга?

 

 



Сейчас читаю Мильнера «В 70 как в 45!». Это про меня — мне по паспорту 56, а по физиологическим параметрам около сорока.

 

 


Афоризм, которому следуете?

 

 



«Ступи за рамки невозможного, ты узнаешь, на что способен».