ФАБРИКА ЛЖИ

ВЫПУСК №44, ОКТЯБРЬ 2015

МИРОВЫЕ СМИ В УСЛОВИЯХ СИРИЙСКОГО КОНФЛИКТА

В издательстве ОЛМА вышла удивительно своевременная и глубокая по содержанию книга «На правильной стороне истории. Сирийский конфликт». Автор — дипломат, сотрудник Постоянного представительства России при ООН в Женеве Мария Ходынская-Голенищева — по роду деятельности много лет погружена в перипетии ближневосточной политики. Её первая книга была посвящена ливийской трагедии. Теперь — Сирия. Солидное по объёму издание готовилось несколько лет, а выйдя в свет, попало в точку, объясняя подспудные пружины и возможные последствия сирийского кризиса. Публикуем одну из глав с сокращениями...

Информация стала важнейшей составляющей международной политики. Точнее, не сама по себе, а её подача. Человек большинство информации получает через «посредников», коими являются СМИ и социальные сети. События «арабской весны» остро поставили вопрос о добросовестности этих посредников, которые обобщают данные и преподносят их под определённым «углом».  

В ходе кампаний по свержению режимов работа СМИ выстраивается по-особому: ставка — на возбуждение «гнева» против главы государства и его делегитимизацию. Политобозреватели признают, что информационная война стала интегральной частью любого международного кризиса. Победить в этой войне означает оправдать свои действия перед общественным мнением. Хотя бы временно. Временно, потому что правда всегда пробивает себе дорогу. Не забыто, что спусковым крючком первой иракской кампании послужили трогательные «признания» молодой кувейтской медсестры о том, что иракские солдаты творят зверства в родильных домах. Об этом она свидетельствовала перед американским Конгрессом. Позже вскрылось, что видео — постановочная фальшивка, изготовленная американским агентством «Hill and Knowlton». В качестве «медсестры» выступила дочь посла Кувейта в США.  

Много фальсификаций было и по событиям в бывшей Югославии. Один из примеров — доклад финских патологоанатомов, подготовленный по заказу Евросоюза, о том, что произошло в селе Рачак (Косово) в начале 1999 г. Этот документ о преступлениях против человечности до сих пор не предан гласности. А ведь именно инцидент в Рачаке послужил поводом для применения силы в Югославии.

Свежа память, как были сфабрикованы свидетельства о наличии у С. Хусейна оружия массового поражения, и на этой лживой основе разрушена иракская государственность.  

Работа СМИ государств, поставивших задачу смены режима в Сирии, проходила по отработанной схеме: однобоко, с налётом истерии, агрессивно и с обвинительным уклоном. Сирийская информационная кампания напоминала ту, которая велась по Ливии. С первых дней событий в Джамахирии вокруг неё была развязана настоящая «электронная Хиросима». Её целью было вызвать «праведный гнев» международного сообщества. Достаточно вспомнить сообщения «Аль-Джазиры», что ливийская авиация наносит удары по мирным демонстрациям, и это привело к гибели в Киренаике 6 тыс. гражданских лиц. Как выяснилось, бомбардировок не было, а число жертв составило менее 200 человек.  

В контексте «арабской весны» настоящие причины выхода людей на улицы — экономические и социальные проблемы — СМИ заменили незатейливой логической цепочкой: народ хочет демократии; кровавый режим убивает народ, надо помогать народу добиваться демократии и убрать диктаторский режим. Не последнюю роль в оркестровке арабских «революций» по части «промывания мозгов» играли соцсети. Их использование было заточено на мобилизацию протестных масс в государствах, где режиссировались протесты. Соцсети — наиболее удобный инструмент мгновенного формирования толпы.  

Информационная кампания по нагнетанию «страстей» в СМИ являлась важной частью смены режима в Сирии. Данные о стране подавались в максимально упрощённом, с популистскими лозунгами ключе. Смысл — мобилизовать протестные настроения, заручиться поддержкой решения, принятого Вашингтоном, о том, что Б. Асад «нелегитимен». Вот несколько характерных методов. По сути это — уже применённые во многих регионах мира технологии информационного сопровождения смены режимов:

■Создание альтернативной реальности, «формирование» хода событий путём вброса роликов — неизвестно кем снятых, и телефонных видео «с места событий». «Трясущаяся» съёмка, мелькающие лица, кричащие на неизвестном языке люди, распростёртые тела — всё это сопровождалось идеологически выдержанным дикторским текстом. Видео должны были свидетельствовать о «зверствах» правящего режима. В потоке визуальных информационно-пропагандистских материалов зритель тонул. Зрительный ряд не был предназначен для осмысления, он был нацелен на воздействие на эмоциональном уровне. Если же в Интернет попадали кадры со зверствами боевиков, они удалялись. Например, с YouTube исчезло видео, на котором радикалы из «Дейр аль-Джабаль» казнили сирийских солдат.

Наиболее ярким свидетельством того, как работает видеоряд, стали кадры жертв химатаки, которая якобы была совершена сирийским правительством 21 августа 2013 г. Видео было подготовлено заранее. Чтобы держать общественность в напряжении, периодически вбрасывались «сенсации» — то «применение правительством хлора», то измор населения голодом, то пытки в сирийских тюрьмах. Подтверждено, что во многих случаях использовались старые фото или видео, сделанные в ходе иракской и ливийской кампаний.

■Один из наиболее свежих примеров манипулирования СМИ — трагедия со сбитым над Донбассом малазийским Боингом. Западные СМИ моментально «схватили» медиапространство, дали сильнейший информационный залп о том, что за трагедией стояли ополченцы и чуть ли не Россия (для доказательств применялись даже снимки из компьютерных игр). США нужен был антироссийский всплеск общественного мнения именно тогда, когда некоторые силы в Европе колебались по вопросу о введении санкций. А уж в расследовании США были заинтересованы меньше всего. Европа присоединилась к антироссийским санкциям в ущерб себе. Цель была достигнута. Западным СМИ дали команду снимать тему Боинга с первых полос.

■Разделение жертв на «достойных» и «недостойных». Не уточнялось, сколько погибло сирийских военных, сколько — мирных граждан от рук боевиков. Статданные заказывались правозащитными организациями у американских неправительственных фондов и составлялись в максимально выгодном для оппозиции ключе.

■Персонификация конфликта, абсолютная дискредитация правящего режима. Асад вслед за Хусейном и Каддафи представлялся в качестве тирана, отдающего приказы резать мирных жителей. Формула «Асад должен уйти» преподносилась в качестве панацеи от всех проблем. Навязывали подход, в соответствии с которым все трудности — исключительно итог деятельности лидера. На вопрос, что грозит государству, если Асад уйдёт, вразумительного ответа США дать не могли.  

Целям дискредитации правительства служила демонизация сил, сражавшихся на его стороне. Например, «Хизбаллы». Дело в том, что на определённом этапе кризиса даже на Западе стали говорить о росте террористической угрозы. Вот и приняли решение выставить «Хизбаллу» в качестве одиозной структуры. Но с ростом числа преступлений террористов из ИГИЛ и «Джабхат-ан-Нусры» тему «Хизбаллы» стали «снимать» с заголовков. Ещё один «герой» сирийского медийного «досье» — проправительственные отряды «шаббихи». Версия событий подавалась следующая: в города заходят танки и зачищают их от «оппозиции»; затем идут отряды «шаббихи» и устраивают массовую резню.

В СМИ попала запись телефонного разговора боевиков. Один сказал: «Зарежьте захваченных в селении Тфиль и разместите в Интернете их снимки. Пусть ваши люди организуют сообщение, из которого выходило бы, что это сделали сторонники режима. Положите убитых в ряд, снимите с них одежду и кричите, что произошла резня. Сделайте всё быстро, в ближайшие два дня планируется очередное международное обсуждение ситуации в Сирии». Но линия на очернение официального Дамаска имела слабую сторону. СМИ утверждали, что сирийский режим вот-вот падёт. И убедили в этом «общественное мнение». Но по прошествии четырёх лет конфликта ангажированным СМИ пришлось «сдавать назад». Выглядело это не очень солидно.

■Сработавший в Ливии приём вброса сообщений о «массовом» переходе на сторону оппозиции военных и дипломатов сначала пробовали повторить в Сирии. Однако такие инциденты в САР носили единичный характер. Вскрылось, что растиражированное утверждение о «бегстве» в Иорданию вице-президента САР Ф. Шараа — лживое.

■Важнейший метод, используемый для политических целей — дискредитация позиции стран, выступающих против западных попыток смены режима. Порой — откровенный шантаж и позиционирование в качестве «врагов демократии». Так, Россию СМИ перевели в разряд государств,   препятствующих «демократическим устремлениям народов». Слова наших представителей об урегулировании конфликтов путём диалога, призывы посадить за стол переговоров сирийские стороны редко доводились до западной публики. Были попытки игнорировать работу российских дипломатов с сирийской оппозицией. Бывший постпред США при ООН С.Райс называла «параноидальной» обеспокоенность Москвы тем, что в Сирии якобы пытаются повторить ливийский сценарий. И тут же призвала ввести над Сирией бесполётную зону. Представитель Госдепа заявил, что «народ Сирии не простит России и Китаю постыдной позиции солидарности с преступным режимом Асада». Госсекретарь Х. Клинтон призывала Россию «встать на правильную сторону истории» и грозила, что Москва «заплатит за поддержку убийцы Б. Асада».  

Отдельно была раскручена тема «поставок Россией оружия для подавления демократических устремлений сирийского народа». Этот лозунг не отражал действительности. В Сирию, которая называлась «крупным рынком сбыта российского оружия», поставлялась одна десятая объёма, продаваемого, к примеру, Индии, или четверть того, что шло во Вьетнам. Кстати, «обвинение» в поставках вооружений перестали повторять к лету 2014 г., когда в контексте всплеска террористической активности поняли: Москва помогает в борьбе с джихадистами, представляющими колоссальную угрозу миру. СМИ «забывали» о том, что на первом месте по поставкам оружия так называемым «диктаторским режимам» находятся США.

■Линия на дискредитацию государств, не согласных со сменой режимов извне, сопровождала кампанию по призыву «присоединиться к мнению большинства». Это служило цели давления на Россию. Поскольку ситуация в САР подавалась под соусом того, что диктатору противостоят прекрасные люди, которые хотят жить так же свободно, как на Западе, и их абсолютное большинство, дело оставалось только за «изолированной Россией», за которую цепляется ненавидимый народом сирийский режим.

С целью создания иллюзии, что «весь мир, кроме России» выработал единую точку зрения, была создана «Группа друзей Сирии». Такую роль не могла играть Лига арабских государств — в ЛАГ произошёл раскол: Алжир, Египет, Ирак, Ливан, Судан были не готовы поддержать линию на шельмование одного из членов Лиги. Вот и создали неформальное объединение государств, позиция которых выдавалась за «мнение международного сообщества». Поэтому было важно записать в «Группу друзей» побольше стран. Так сначала и произошло. Первые документы «группы» принимались от лица 107 государств. Однако со временем всё меньше стран поддерживало политику «Группы друзей». В итоге коммюнике 15 марта 2014 г. было принято всего от 11 стран. Чтобы спасти лицо, объединение элегантно переименовали в «ядро Группы друзей Сирии».

■Вкупе с пропагандистскими методами шло «физическое» устранение неугодных источников информации. Ещё в ходе операции НАТО в Ливии альянс уничтожил телецентр в Триполи. В Сирии в июне 2012 г. боевики убили семерых сотрудников правительственного канала «Аль-Ихбария», сожгли офис компании. В августе группировка «Джабхат ан-Нусра» похитила четверых журналистов «Аль-Ихбарии» и застрелила известного диктора М. ас-Саида, которого взяла в плен в расчёте на то, что тот будет вести фальшивые репортажи. Тогда же радикалы убили сотрудника государственного новостного агентства САНА.  

Одновременно с блокированием официальных источников информации создавалась «новая» реальность. В своё время недалеко от столицы одного из государств Персидского залива был построен макет кварталов ливийских городов, в которых снимались репортажи для «Аль-Джазиры». Есть информация о том, что такой же трюк применялся в Сирии. Созданием «новой реальности» занимались каналы, кормившиеся с руки западных столиц. Например, «Barada», располагавшийся в Лондоне. Госдепартамент США ещё в 2008 г. назвал его основателя А. Моджанеда «борцом за демократию в Сирии». Американское внешнеполитическое ведомство только в 2006 г. направило каналу 6 млн. долларов для «поддержания его самого и финансирования другой деятельности в Сирии».

■Ещё один метод — позиционирование повстанцев в качестве борцов за демократию. Убийства, изнасилования, пытки, совершавшиеся боевиками, не оглашались. «Цивилизованное сообщество» ни разу не потребовало осудить террористов. Повстанцы в Сирии, в рядах которых воевали тысячи боевиков, прошедших подготовку в Ливии, Ираке, Афганистане и Косово, объявлялись «мирными жителями, которые вынуждены брать в руки оружие и защищаться от режима». Чудовищная по своему цинизму аргументация использовалась Западом и при отказе осудить в СБ ООН теракты. Именно поэтому, кстати, на Западе прошло незамеченным признание Международным Комитетом Красного Креста ситуации в Сирии в качестве вооружённого конфликта внутреннего характера. Это значило, во-первых, что шло противостояние двух крупных вооружённых сил, а не «война Асада с народом», и, во-вторых, что боевики должны соблюдать нормы международного гумправа. Потом СМИ стали «делить» боевиков на хороших и плохих. Всё, однако, «посыпалось», когда один из лидеров «умеренного» Исламского фронта З.Аллюш стал хвастаться, что лично руководил резнёй мирных жителей в алавитских деревнях Латакии в августе 2013 г. Но впоследствии США объявляли рукопожатными многие радикальные банды.

■Отдельная задача пропаганды и медиа-технологий — мобилизация людей на протестные действия через социальные сети. На Ближнем Востоке и в Северной Африке среди пользователей Интернета преобладает молодёжь, социально активная часть общества. Именно соцсети и блоги служили источником фальсифицированной информации, инструментом распространения данных о том, где и когда следует собраться, планируются ли столкновения с полицией и т. д. Что касается блогов, то, по мнению экспертов, микроблоги в ходе «арабской весны» вели журналисты, умеющие профессионально обрабатывать информацию в заданном ключе. Сети создавались не стихийно, а с помощью координации и взаимодействия нескольких участников.  

В Сирии за месяц до начала беспорядков в Facebook появилась группа «Сирийская революция 2011», призывавшая ко «дню гнева» против Асада. После начала восстания сирийские власти обвинили администрацию Facebook в том, что она блокировала страницы сторонников сирийского правительства. В Сирии применялся излюбленный западный метод — обвинение властей в притеснении блогеров. Выдвигать такие инсинуации легко: «блогером», которого западные СМИ тут же окрестят «независимым борцом за либеральные ценности», может быть любой человек. Чего стоит история с изобретённой масс-медиа сирийской «правозащитницей» «Аминой Арраф», которую якобы похитил режим. На деле такого человека вообще не было, за неё «работали» обученные люди.  

Понятно, что к организации революции через соцсети тщательно готовятся, создавая первичные ячейки с помощью НПО, призванные «продвигать демократию и укреплять гражданское общество». Такие организации кормятся с рук зарубежных доноров, их финансируют внешнеполитические ведомства напрямую. Себя США обезопасили от подобных попыток вмешательства во внутренние дела. Действует Закон «О регистрации иностранных агентов», согласно которому лица и организации, занимающиеся политической активностью под контролем иностранного принципала, обязаны зарегистрироваться и регулярно отчитываться перед властями. Однако введение подобных требований другими государствами рассматривается как «нарушение прав человека».  

«Вольностей» с вмешательством во внутренние дела у себя дома западные «демократы» не допускают. К примеру, в Великобритании за попытку организовать беспорядки через Facebook 20-летний Джордан Блэкшоу и 22-летний Перри Сатклифф-Кинан получили по 4 года тюремного срока. Власти даже использовали метод коллективного наказания, рассмотрев вопрос о выселении семей участников беспорядков из муниципальных квартир и лишения их пособий.

■К нечестным методам пропаганды относится замалчивание проблем, ставших прямым результатом вмешательства во внутренние дела других государств. Ведущие мировые СМИ, за редким исключением, хранили стойкое молчание о чудовищных последствиях для прав человека интервенции в Ирак и вмешательства в Ливию.  

Информационное сопровождение — интегральная часть стратегии по смене неугодных режимов. Когда речь идёт о выступлениях против режимов, лояльных Западу, акценты смещаются — упор в СМИ делается на «ограниченном характере протестов», на то, что среди демонстрантов есть провокаторы, на стремлении руководства улучшить ситуацию. Это хорошо видно из событий на Украине, когда «Майдан» был назван США «демократией в действии». Киевские власти, развязавшие АТО, получали похвалы от Евросоюза за «сдержанность». А попытки жителей юго-востока Украины защитить себя расценивались как проявления «сепаратизма» и «терроризма».

■Применение такой пропаганды будет продолжаться. Она нужна, чтобы оправдать действия вне правового поля. Эти шаги, представляющие угрозу системе международной безопасности, подаются в СМИ в качестве мер по спасению людей от диктатуры. Однако есть и практическое следствие манипулирования общественным мнением. СМИ отбрасывают часть важнейшей информации, не проходящей «самоцензуру». От этого обедняется анализ происходящего. Впитывая такую упрощённую, основанную на непроверенных фактах картину происходящего в Сирии, западные политики сами попадают в пропагандистскую ловушку. Если СМИ работают нечестно, создавая искажённую реальность, это начинает влиять на процесс принятия решений тех, кто «заказывает» пропаганду, в итоге заставляя политиков делать неверные шаги.

Не стоит преуменьшать значение чисто политического антироссийского «среза» западной пропаганды. Масштабная истерика по поводу «негативной роли Москвы в мировых делах» не оставляет сомнений в том, что эта кампания является частью стратегии по «сдерживанию» России. Негативная риторика в западных СМИ, попытки выставить Россию «виновницей всех бед», «союзником диктаторских режимов» и т. д. нужна, чтобы вкупе с другими методами давления заставить Россию отказаться от независимой внешней политики.  

И последнее. Нечестные и ангажированные материалы, которыми пичкали международное, сообщество западные СМИ в ходе событий в Сирии вызывают всё больше недоверия. Те, кто заинтересован разобраться в происходящем, ищут альтернативные источники информации. Неслучайно большую популярность получил проект «Россия сегодня» (Russia Today). Это «медийное отражение» нового, полицентричного мира, где человек должен мыслить без информационного диктата извне.  

Для новых центров силы такая ситуация представляет шанс совместными усилиями выправить одностороннюю, мифическую картину мира, создаваемую западными СМИ.