ФАРШ НЕВОЗМОЖНО ПРОВЕРНУТЬ НАЗАД

ВЫПУСК №42, СЕНТЯБРЬ 2015

Весьма вероятно, что Ангела Меркель войдёт в новейшую историю Западной Европы как политик, положивший начало окончательной исламизации континента. Британский политолог Энтони Глис, наблюдавший метания правительства Германии из одной крайности в другую, ещё до достижения пика марша беженских колонн пришёл к выводу, что «немцы потеряли рассудок». Спонтанное решение фрау канцлер объявить Германию «страной обетованной» для сирийских беженцев, после чего сюда хлынули сотни тысяч искателей лучшей доли со всего мира, уже через несколько дней явило свою полную несостоятельность...

Власти, скрипя зубами и сохраняя хорошую мину при очевидно плохой игре, вынужденно отменили Шенгенское соглашение и снова ввели пограничный контроль. Тысячи мигрантов, изготовившихся к прыжку в немецкий социальный рай и оснастивших свои колонны плакатиками с фотографией Меркель и льстиво-искательной подписью под ней «наша мама», временно зависли в транзитных странах: Сербии, Венгрии, Австрии.

Вице-канцлер Зигмар Габриэль (младший партнёр в правящей коалиции), вышедший на публику с заявлением, что Германии придётся принять более миллиона беженцев, хотя уже и некуда, зло и беспощадно осмеивается в соцсетях. Бундесбюргеры, благонамеренно заявляющие, что они не придерживаются правых убеждений и вполне толерантны, стебаются по поводу политической некомпетентности главы СДПГ: «Сначала речь шла о четырехстах тысячах соискателей убежища, затем внезапно эта цифра увеличилась вдвое, и буквально через неделю снова откорректирована. Интересно до скольки умеет считать Габриэль?»

Самый точный прогноз развития кризиса принадлежит министру-президенту Баварии Хорсту Зеехоферу. Глава ХСС был лаконичен: «У нас не будет возможности снова заткнуть бутылку пробкой».

Между тем пять лет назад берлинский экс-сенатор финансов Тило Сарацин опубликовал книгу «Германия: самоликвидация», в которой, опираясь на реальные факты и официальную статистику, сухо описал последствия, ожидающие Германию в результате падения рождаемости, проблематичной иммиграции, в частности мусульманской, и растущего необеспеченного и малообразованного слоя населения. Левые и «зелёные» политики, обвинив Сарацина в шовинизме, расизме и дешёвом популизме, предали его анафеме за утверждения, что беженцы-мусульмане (турки, босняки, арабы Ближнего Востока и Магриба, выходцы из Чёрной Африки) даже во втором и третьем поколении в большинстве своём не могут, да и не хотят интегрироваться в немецкое общество.

У толерантствующих граждан будет достаточно времени проверить утверждения нелицеприятного эксперта эмпирическим путём и на собственной шкуре: треть захлестнувшей страну лавины — жители стран Магриба, две трети — из Сирии, Афганистана Пакистана, Эфиопии. По прибытии на место они расстилают молитвенные коврики и совершают благодарственные намазы, обращая лица в сторону Мекки.

Выводы о религиозной принадлежности вновь прибывших легко сделать и не наблюдая эту картинку. Так «Берлинер Моргенпост», следуя официальному тренду, сообщает жителям столицы, где они могут сдать вещи и питание для беженцев, и в списке требуемых предметов указывает хиджабы.

Тило Сарацин в статье в «Фокусе», критикуя отсутствие правительственной концепции в вопросах миграции, резонно указал, что под «действующее законодательство подпадает 80% населения Земли», и оно должно быть изменено так, чтобы «защита предоставлялась только политическим активистам или жертвам геноцида, а не каждому, кто чувствует себя ущемлённым при диктатуре или несовершенной демократии».

Нашествие, которое только начинается и даже не достигло своей вершины, после эффектного и самоубийственного жеста Меркель, несомненно приведёт увеличению в десятки раз числа желающих переселиться в Западную Европу. Следствием этого станет разбавление этнического состава ведущих стран ЕС, серьёзные и даже необратимые изменения этнической и религиозной карты, что, в свою очередь, разрушит социальную стабильность государств и вызовет все связанные с этим катаклизмы.

Потрясения эти, впрочем, далеки от финансовых. Газета «Ди Цайт» сообщает, что годовые расходы по содержанию беженцев от 10 до 13 тыс. евро на человека в зависимости от федеральной земли, куда они распределяются, и Германия, самая экономически сильная страна в ЕС, без труда изыскала 10 млрд. на первоначальные расходы.

В популярной центристской газете «Франкфуртер Альгемайне» мнением о положении дел в Германии поделился швейцарский издатель и политик народной партии Роджер Кёппель, вынеся его в заголовок своей статьи: «Социальным является ограничение приёма (беженцев)». Кёппель констатирует, что «самоуверенность и гордыня определяют лицо современной европейской политики, и народ это понимает». По его мнению «неоспоримым фактом является то, что многие европейцы с низким уровнем образования имеют трудности на рынке труда. Помимо этого есть множество нерешённых интеграционных проблем с уже живущими иностранными гражданами во многих странах ЕС». Автор приходит к трезвому выводу, что «мы не сможем сохранить наши социальные и гуманитарные достижения, если мы даруем их всем, кто хочет прийти к нам жить».

Швейцарцы решают проблемы с беженцами жёстко и эффективно. Заявления пришлых граждан из Косово, Албании и Сербии — стран, считающихся безопасными с точки зрения политических преследований, — рассматриваются в течение 48 часов с предсказуемым результатом и немедленным выдворением из альпийской конфедерации.

Немецкая бюрократия значительно менее эффективна, и решения по ходатайствам рассматриваются до полутора лет. Ныне, по всей вероятности, в силу перегруженности ведомства по миграции и наличия судебной процедуры их обжалования, беженцы, даже с явно отсутствующими шансами на убежище, смогут «зависать» в уютной в социальном смысле стране по нескольку лет, получая при этом приличную социальную помощь, жильё и бесплатную высококачественную медицину.

Между тем, газета «Ди Вельт» рассказала об истории в деревушке Зальцхеммендорф неподалёку от Гаммельна-Пирмонта, где неизвестные бросили «коктейль Молотова» в квартиру беженки из Зимбабве с четырьмя детьми. Жертв не было, возгорание потушили местные пожарники, среди которых был позже найден и идентифицирован сам поджигатель. Нашли и соучастника, оба были ранее замечены в правоэкстремистских взглядах. Есть такое мудрёное слово «амбивалентность», точно характеризующее отношение населения к проблеме беженства и к её разрешению со стороны властей.

Какова мораль? А её в этой истории нет. Вместо неё, как пишет австрийская газета «Штандарт», есть предложение Cаудовской Аравии, построить в Германии 200 мечетей для беженцев-мусульман.

Есть много людей, помогающих беженцам, рассказы о них переполняют местную прессу. Но есть и другая сторона, о которой пишут неохотно и скупо, но её присутствие легко читается между строк. Так, министр юстиции Хайко Маас вызвал в Берлин из Дублина представителя «Фейсбука» в Европе Ричарда Аллана и договорился с ним о создании специальной группы по удалению из соцсети комментариев на немецком, «сеющих ненависть».

Анализируя оборотную сторону медали пропагандируемой культуры «Добро пожаловать», маститый журналист Петер Карстенс поведал читателям, что принудительная высылка из страны практически не функционирует. В 2011 году было подано около 50 тыс. просьб об убежище, и выслано из страны всего 7917 человек, в 2014 году число просьб возросло до 200 тыс., выслано было только 10 884. Карстенс приходит к резонному выводу, что сотни тысяч вновь прибывших так или иначе останутся в Германии на долгое время, вне зависимости от того, будут они признаны беженцами или нет, просто по факту.

Новость, ужаснувшая бундесбюргеров, давно известна контрабандистам, нелегально доставляющим мигрантов в ЕС, и является частью их маркетинга: «Твоё дело только добраться до Германии, — объясняют они клиентам, — и ты останешься там на долгие годы». И ведь не врут.  

Юрий Штамов, Берлин