«ЭНЕРГИЯ». ВОЗРОЖДЕНИЕ

ВЫПУСК №39, АВГУСТ 2015

В мае 1987 года, 28 лет назад, ТАСС сообщало: «В Советском Союзе начаты лётно-конструкторские испытания новой мощной универсальной ракеты-носителя «Энергия», предназначенной для выведения на околоземные орбиты как многоразовых орбитальных кораблей, так и крупногабаритных космических аппаратов научного и народно-хозяйственного назначения. 15 мая 1987 года в 21 час 30 минут московского времени с космодрома Байконур осуществлён первый запуск этой ракеты-носителя... В процессе старта и полёта ракеты-носителя подтверждена правильность выбранных инженерно-конструкторских и технических решений, высокая надёжность её конструкции, двигателей обеих ступеней и систем управления... Успешное начало лётно-конструкторских испытаний ракеты-носителя «Энергия»... открыло новый этап в развитии советской ракетно-космической техники и широкие перспективы в мирном освоении космического пространства…»

Старты новой универсальной ракетно-космической транспортной системы «Энергия», состоялись 15 мая 1987 года с макетом космического аппарата, а затем 15 ноября 1988 года с орбитальным кораблём «Буран» — после двухвиткового орбитального полёта корабль совершил автоматическую посадку на аэродром недалеко от места старта. Это был гигантский шаг советской науки и техники в создании средств освоения и изучения космоса.

Мощность ракетных двигателей «Энергии» в момент старта — около 132 миллионов киловатт. Её сравнивали с Красноярской гидроэлектростанцией, где «всего» 6 миллионов киловатт. Ко времени первого пуска ракеты была проделана большая программа наземной отработки, включавшая в себя и научно-исследовательские, и экспериментальные работы: на специальной стендовой базе проведено около 6000 испытаний на более чем 200-х экспериментальных установках, 34-х крупногабаритных конструктивных сборках и пяти полноразмерных опытных изделиях.

Ракета впечатляла своими габаритами: её высота около 60 метров. Стартовая масса — 2400 тонн. Блоки первой ступени были снабжены четырёхкамерным жидкостным ракетным двигателем РД–170 с тягой у поверхности Земли 740 тонн — их разработали в КБ под руководством академика Валентина Глушко. Турбонасосный агрегат этого двигателя имел мощность 250 тысяч лошадиных сил!

Ракета могла выводить на орбиту больше 100 тонн полезного груза, более того — была предусмотрена конструктивная возможность создания на её базе ещё более грандиозных ракетных комплексов, которые смогли бы поднять в космос 200 тонн и больше. Такая грузоподъёмность открывала двери для запуска многоразовых кораблей и строительства станций на Луне. Отечественная космонавтика получила мощное средство освоения космоса, создания глобальных систем связи, фундаментальных астрофизических исследований и изучения планет Солнечной системы.

На эту программу и следовавшие за ней грандиозные перспективы из советской казны было выделено 14 млрд. рублей — это примерно 20 млрд. долларов по тогдашнему курсу. Работала вся страна. К созданию системы «Энергия–Буран» были подключены 70 министерств и ведомств, больше тысячи предприятий СССР, над проектом трудились более миллиона человек. Возглавляли работу талантливейшие конструкторы и учёные В.П. Радовский, Б.И. Губанов, Ю. П. Семёнов и многие-многие другие.

Олег Бакланов: Минобщемаш возглавлял работу по реализации крупномасштабной программы «Энергия–Буран». Мы ежедневно принимали важные решения и координировали ход подготовительных работ. Под нашим руководством велось строительство посадочной полосы для космического корабля «Буран», в цехах филиала завода «Прогресс», размещённых на полигоне, шла сборка ступеней ракеты-носителя, они по частям транспортировались на Байконур с заводов-изготовителей. Испытания ракетной техники, запуски межконтинентальных баллистических ракет проходили на нашем южном полигоне, на Байконуре. Оттуда отправлялись в полёты спутники и космические корабли. Для меня Байконур — это прежде всего люди, профессионалы высочайшего уровня, беззаветно преданные своему делу. Их имена не публиковались в печати, но каждый из них достоин благодарной памяти.

Запуск «Энергии» стоит в одном строю с запуском Сергеем Королёвым первого ГИРД–09 в 1933 году.

В те дни газеты цитировали его слова: «Первая советская ракета на жидком топливе пущена... Начиная с этого момента советские ракеты должны летать над Союзом Республик. Коллектив ГИРД (Группа изучения реактивного движения — ред.) должен приложить все усилия для того, чтобы ещё в этом году были достигнуты расчётные данные ракеты, и она была сдана в эксплуатацию... Особое внимание надо обратить на работы на полигоне, где, как правило, всегда получается большое количество неувязок, доделок и прочее. Необходимо также возможно скорее освоить и выпустить в воздух другие типы ракет для того, чтобы всесторонне изучить и в достаточной степени овладеть техникой реактивного дела. Советские ракеты должны победить пространство».

Ракета «09» весила 19 кг, вес топлива — 6,3 кг, длина ракеты — 2400 мм, диаметр — 180 мм, тяга двигателя — 52 кг. Ракета поднялась на 400 метров, пробыв в полёте 18 секунд, двигатель проработал 15 секунд. Компонентами топлива служили жидкий кислород и сгущённый бензин.

Затем был полёт первого космонавта — Юрия Гагарина — в 1961-м. Через четыре года первый из землян, Алексей Леонов, вышел за пределы космического корабля, в открытый космос. Успешный запуск «Энергии» и «Бурана» был закономерным шагом вперёд, очередной победой СССР, советского народа, страны-победителя.

Великий космический прорыв по достоинству оценило всё мировое научное сообщество. Успех был очевидным, уникальным, беспрецедентным.

Олег Бакланов: Это свидетельствовало о прорыве СССР к самым передовым технологиям. Прекрасное будущее ожидало ракету «Энергия». Экологически чистая, она могла выводить на орбиту 105 тонн полезного груза, а при последующей модернизации — 180, что почти на порядок превышало возможности серийно изготавливаемого в то время ракетоносителя «Протон». Её можно было использовать для организации пилотируемых полётов на Марс.

В стране в те годы запускалась большая серия космических аппаратов различного народно-хозяйственного назначения. Спутники «Космос» помогали прогнозировать погоду, решать задачи геодезии и картографии, охраны окружающей среды и спутниковой навигации. Запуски геостационарных спутников обеспечивали космическую связь и телевидение. Была создана система поиска и спасения терпящих бедствие судов и самолётов «КОСПАС–САРСАТ». Продолжалось исследование Солнечной системы — успешно прошли полёты станций «Венера–15» и «Венера–16». Благодаря «Энергии» СССР смог охладить пыл американцев, создававших многоразовую транспортную космическую систему «Спейс-Шаттл», которая могла выводить на орбиту и, главное, возвращать на Землю тяжёлые космические объекты. Стратегический паритет был восстановлен.

Разработчики были на подъёме: выполнена колоссальная работа, впереди — громадьё планов. Они вложили в «Энергию» очень много труда, сумели сделать расчёты сложнейших физических явлений и сопротивления материалов, провели работу с ювелирной точностью, добились для своего детища высокой надёжности и живучести, осуществили программу на экспериментальных установках и в ходе огневых стендовых испытаний. Но гигант не смог противостоять политическим заговорам и человеческой глупости.

К власти в стране пришёл будущий Нобелевский лауреат — Михаил Горбачёв. В сентябре 1987 г. работы по проекту были приостановлены. Ракетно-космический комплекс даже начал выпуск пылесосов. В 1988-м введено чрезвычайное положение в Нагорном Карабахе, учреждён Народный фронт в Эстонии... Страна двигалась к развалу. В 1993 г. «новое мышление» привело к полному прекращению финансирования темы орбитальных станций, были прекращены все работы над PH «Энергия» и ККМИ «Буран».

Рухнул Союз — и в один момент титанический труд тысяч людей был обесценен, проект «Энергия» свёрнут.

Олег Бакланов: К сожалению, Горбачёв делал всё, чтобы «Энергия» была недооценена. Он всячески тормозил, не понимал, что это значит. Он принял решение прекратить работу по программе, мотивировав это наивными словами: «У нас нет нагрузок, это нам не нужно».

Хотя по сей день не существует официального документа, прекращающего работы над проектом «Энергия», фактически работы были остановлены. «Буран» законсервировали в одном из монтажных корпусов Байконура. На космодроме «Байконур» в различной стадии готовности находились не менее пяти ракет-носителей «Энергия». Две из них в незаправленном состоянии до 2002 года хранились на космодроме Байконур. Они были уничтожены 12 мая 2002 при обрушении крыши монтажно-испытательного корпуса на площадке 112. Три находились на различных стадиях строительства на стапелях НПО «Энергия».

Долгий, самоотверженный труд советских конструкторов и инженеров оказался не нужен. В 90-х страна была повергнута в хаос, а в хаосе не до космических задач...

Олег Бакланов: «Это преступление века, с точки зрения научно-технического прогресса. Мы делали ракету-носитель на перспективу, на перспективу освоения Луны и Марса, и эта перспектива человечество всё больше и больше захлёстывает, потому что такой спутник Земли, как Луна, глупо не использовать для освоения космического пространства. Если бы эту работу Горбачёв не закрыл, мы сейчас были бы на пороге Марса…»

Вне сомнений, Пентагон «глубоко удовлетворён», наблюдая за тем, как Россия всё дальше уходит от создания современных сверхтяжёлых ракет. Штаты получили передышку, которой, естественно, воспользовались. Не пора ли нам вспомнить и возродить наш космический гигант? Слава Богу, страна не успела скатиться до уровня третьесортных. Запаса прочности — экономического и человеческого — хватило. Но если не предпринять решительных действий, в ближайшей перспективе Россия может оказаться аутсайдером в освоении Вселенной.

И, может быть, вовсе не обязательно отказываться от работы над «Ангарой». В недавней истории нашей страны есть блестящие примеры творческого соперничества научных школ. В «спор века», «малую гражданскую войну» — в 1960–70-е были втянуты крупные коллективы, Генеральные конструкторы, начальники НИИ, руководители отраслевых министерств и даже высшие партийно-государственные деятели. В выигрыше оказывалась страна — в условиях соревнования и сосуществования они добивались наилучших результатов в обеспечении оборонных задач.

Вспомнить хотя бы яростный технический спор Янгеля и Королёва, противостояние КБ Янгеля и Челомея. Важно заметить: это были личности, люди в высшей степени порядочные, для которых интересы страны были превыше всего. Они поддерживали друг друга. К примеру, когда Хрущёв спросил у Королёва мнение по поводу назначения Янгеля главным на Днепровское объединение, тот сказал: «Он потянет!». А когда на Байконуре случилась катастрофа при запуске, во время которой погибло больше ста человек, в том числе маршал Неделин, Королёв первым заявил: «Это могло быть с любым из наших конструкторов». У обоих были интересные решения, и СССР делал обе ракеты. Была задача защитить страну и тогда руководство приняло такое решение.

Сегодня на строительство «Ангары» уже затрачены средства, и, возможно, её тоже надо доводить. Однако «Ангара» — ракета среднего класса, «Энергия» — сверхтяжёлая.

Другое дело, что экономическая ситуация в стране не самая благоприятная. Однако страна смогла выстоять и выпустить «Энергию» в дефицитные 80-е. Хочется верить, что и сегодня мы найдём резервы, и нас не сломят экономическая война и американские санкции.

Олег Бакланов: 23 августа 1943-го, когда советские войска освободили Харьков, я был полным дистрофиком, и меня отправили отъедаться в деревню. Я жил в армянской семье, которая во время войны сдала на постройку самолёта сто тысяч рублей — сумасшедшие деньги по тем временам! Почему мы сегодня не можем поступить так же? Я умею делать ракеты, но не умею делать деньги. А есть люди, которые это умеют.

Почему мы не можем объединиться? Мы же живём в одной стране! Если состоятельные люди вложат свои средства в освоение космического пространства, государство должно их отблагодарить, дать им почётные звания…

Тут, кстати, на днях на новостных порталах промелькнула любопытная новость: деньги на космос нашлись в кармане одного из олигархов. Правда, не на развитие ракетно-космической отрасли. Он решил вложиться в поиск инопланетян. Юрий Мильнер (по данным Forbes состояние $3,4 млрд.) вложит $100 млн. в проект по поиску внеземных цивилизаций. По словам «благотворителя», цель проекта — организовать сбор, обработку и свободный доступ к информации о возможных сигналах, поступающих на Землю из космоса. Уже заключены пятилетние договоры с тремя операторами крупнейших в мире телескопов: два из них в США и один — в Австралии.

Идея фантастически красивая, недаром пиарщики так за неё ухватились. Но, может, стоит сделать усилие и избавиться от инфантилизма? Пока западные телескопы будут осваивать деньги бывшего выпускника МГУ и экс-руководителя банка «Менатеп» и пристально вглядываться в небо в поиске гуманоидов, человечество будет скатываться к катастрофе. Отсутствие баланса ракетно-космических сил в мире чревато страшными последствиями.

И коль у государства реально нет денег для реабилитации «Энергии», возвращения её в строй, то пора самым предприимчивым из нас, удачливым, сообразительным, умным — российским олигархам — показать свой космический размах.

Олег Бакланов: Необходимо продолжить работу с тяжёлыми ракетами. Да, за 30 лет появились новые технологии, материалы, их можно и нужно использовать — благодаря им ракета будет стоить дешевле. Сейчас мы летаем на королёвской ракете, семёрке, которая была сделана в 1950-е годы — разве это нормально? Мы не делаем аппараты типа «Бурана».

Мне говорят, что мы не можем его делать, что это невозможно. Тридцать лет назад было можно, а теперь — нельзя?! Людские, конструкторские, производственные ресурсы ещё сохранены. У нас ещё есть шанс, есть специалисты, положившие жизни на Энергию≫, которые готовы возродить своё детище. А молодые кадры могут внести свою лепту, подняв замысел конструкторов на новый уровень, используя современные технологии, последние научные знания и возможности.

Пилотируемые экспедиции на Луну и Марс, промышленные предприятия на околоземной орбите — это не фантастические проекты далёкого будущего, но они не смогут обойтись без мощного ракета-носителя. Он у нас уже есть. Понадобится всего 5–6 лет для того, чтобы возродить «Энергию».

Гульнара Брик

От редакции: У государства нет средств, чтобы повторить манёвр 70-х прошлого века, когда Янгель и Челомей создали конкурирующие ракетные системы, позволившие сделать рывок в космос. Не собрать средства на возрождение «Энергии» и народным путём — так люди жертвовали на строительство Храма Христа Спасителя. Но всё же финансовый источник, который позволил бы наряду с «Ангарой» воссоздать сверхмощную «Энергию», существует. Мы помним, как в 90-х на залоговых аукционах задёшево скупали лучшие заводы. И теперь состоявшиеся олигархи могли бы вскладчину вернуть государству долг: «скинуться» на возрождение «Энергии». Это был бы по-настоящему патриотический шаг, который обернулся бы уважением народа к богатому сословию. Яхты и прочие атрибуты красивой жизни канут в Лету. А имена тех, кто поможет построить новую «Энергию», золотом впишут в историю Отечества.