«ЦЭ ЕВРОПА!»

ВЫПУСК №36, ИЮНЬ 2015

НЕМЦЫ, УКРАИНЦЫ И РУССКИЕ НА ОТДЫХЕ В БОЛГАРИИ

Тёплое море плюс пальмы — сочетание привычное и естественное. А вот дубравы на побережье — редкость, почти экзотика. Дневной бриз гаснет в широколистных, могучих кронах; морской воздух, смешанный с ароматом дубовых листьев, кленовники, липники, щебет лесных птиц, резкий клёкот чаек (временами их голоса так похожи на человеческие крики!), ровный, будто машинный, шум прибоя — всё это болгарский курорт «Золотые пески», что близ Варны...

Хороша страна Болгария,

А Россия лучше всех.

Михаил Исаковский

Тёплое море плюс пальмы — сочетание привычное и естественное. А вот дубравы на побережье — редкость, почти экзотика. Дневной бриз гаснет в широколистных, могучих кронах; морской воздух, смешанный с ароматом дубовых листьев, кленовники, липники, щебет лесных птиц, резкий клёкот чаек (временами их голоса так похожи на человеческие крики!), ровный, будто машинный, шум прибоя — всё это болгарский курорт «Золотые пески», что близ Варны.

Среди отдыхающих много молодых немцев и… украинцев. И тех, и других легко узнать в курортной толпе. Немцы — народ кормлёный, высокорослый и много пьющий. Атлетизмом при этом не отличаются — фигуры у большинства парней рыхлые и развиты, выражаясь научно, «по евнухоидному типу» — относительно широкий таз, излишки жира на животе, груди, бёдрах. Девушки заметно стройней, но редкая из них придаёт значение оригинальности образа — практически невозможно встретить барышню в юбке или платье, все, как будто из спортивного лагеря — в ординарных майках, шортах, кроссовках. Минимум косметики, бижутерии, в руках — пластиковый стакан с пивом или коктейлем. Классический европейский унисекс.

На отдых молодые немцы выезжают группами — студенческими или школьными компаниями, ходят по улице толпой, с горячительными напитками, иногда что-то громко поют или скандируют. Все центральные дискотеки и ночные клубы работают на их увеселение: молодёжь оккупирует «пенные вечеринки» и спортивные бары. В десять вечера многие парни едва стоят на ногах; как далее проходит их досуг, представить сложно. Но на следующий день, будто на работу, юные господа Европы вновь выдвигаются к местам «расслабления». Местный бизнес старается сделать «болгарские каникулы» максимально комфортными — недостатка в алкоголе или в ином «сервисе» нет, ди-джеи стараются изо всех сил и без акцента, на немецком, возглашают простые лозунги: «Танцуем! Зажигаем! Давай-давай!»

Украинцы тоже шумят на отдыхе, но по-другому. В Болгарии, кстати, их больше, чем русских. Или — возможно дело в этом — они ведут себя так, что их, как и немцев, не заметить нельзя.

Россия в «лихие 90-е» породила колоритные человеческие типы, в том числе и такой, как «новый русский» на отдыхе. Чванство и хамство новоявленной элиты вошло в анекдоты, а фраза «пустите Дуньку в Европу» вновь обрела актуальность. С тех пор много воды утекло, российский турист-кочевник кое-что повидал в сытные «нулевые», научился вести себя прилично в мировом общежитии и не демонстрировать национальную самобытность посредством пьяных дебошей и плясок на столах. Ныне наш человек за рубежом легко сливается с добропорядочной толпой — он спокоен, несуетлив и не бросается на шведский стол с голодным остервенением. Исключения, конечно, встречаются, но они именно исключения.

Украинцы в Болгарии говорят по-русски или (реже) на суржике. Для иностранцев, не разбирающихся в нюансах произношения и диалекта, они сливаются с россиянами. То есть для внешнего наблюдателя мы — один народ, хотя некоторые стереотипы поведения у нас очевидно разнятся.

Украинцы (не в этническом смысле, а по стране проживания) народ семейственный, фамильный. Почти все выезжают на курорт с детьми, смысл отдыха для них — порадовать ребятишек. Правда, образцы поведения от «отцов семейств» зачастую оставляют желать лучшего — «жинок батьки не слухають», накачиваются с утра дармовой ракией. Что же касается симпатичных матерей-одиночек, то их наряды в стиле «сеть для рыбной ловли» или костюм а-ля «танец живота» навевают воспоминания о моде, главенствовавшей во времена «лихих 90-х».

Конечно, без «патриотических символов» ныне не обходится ни один выезд «в свет»: мальчики с айдарами — круглыми казачьими стрижками, майки с надписями «Дякую тобі, Боже, що я українець», крики от немолодых подвыпивших женщин (!) «Слава Украине!» и проч. Но, в общем, любовь к родине не выходит за пределы «подросткового самоутверждения»: никто не марширует с флагами «Правого сектора» или с благодарениями вроде «Дякую тобі, Боже, що я не москаль» (такую футболку можно купить в украинских интернет-магазинах).

Напротив, отдыхающие из Незалежной всячески пытаются показать окружающим, что у них всё хорошо. Они на курорте, наслаждаются морем, солнцем, праздностью и сервисом «всё включено», когда можно не заботиться о питании и алкоголе. На моей памяти ни разу в их совместных и шумных трапезах (украинцы сдвигают столы, обедая несколькими семьями; они держатся своей компании, не пытаясь вступить в контакт с чужаками) не звучали такие слова, как «Донбасс, Луганск, Донецк, война, обстрелы, АТО». Разговоры — только на бытовые темы, шумные указания детям, что есть и пить, горы «взятой с запасом», а после — оставленной еды; вынос из ресторана украдкой — воды, напитков, соков, колбасы, фруктов; стремление везде быть первыми — в бассейне, в баре, в лифте, в очереди у минерального источника и всюду доминировать, потому что «им положено», — вот так сегодня выглядят приезжие с Украины в Болгарии. Это слегка раздражает (как, наверное, раздражали русские туристы европейцев в 90-е), тем более, что любое, самое корректное замечание, вызывает бурю негодования или вал наступательных оправданий («вы сами виноваты»). Воистину, «онижедети» — и по тому, как ведут себя на выезде, и по своим претензиям и капризам, и по уровню самосознания.

А вокруг — печальная патина заброшенности. Она покрывает ту второсортную «Европу», куда так стремятся украинцы и которую можно наблюдать на черноморском побережье Болгарии. Всё: и неухоженные клумбы, и разбитые тротуары, и заброшенные — тут и там — отели и виллы в этом центре «красивой жизни», говорит о том, что страна живёт тяжело и не понимает своего будущего пути. Курортный таксист проклинал правительство, отказавшееся от газопровода «Южный поток» («Да они просто вредители, западные марионетки!»). А продавец из овощной лавки поведал, что «трубу» болгары всё-таки тянут — как раз здесь, в этих местах, в надежде, что в ЕС всё-таки опомнятся и вернутся к замороженному проекту. Местные уже сполна хлебнули красивой европейской жизни: её результат — почти полное убиение болгарской промышленности.

А что же русские? Ирина Борисовна — бодрая пенсионерка из Бельгии, её родители — «восточные рабочие», остарбайтеры, подростками их вывезли во время Второй мировой войны в Германию. В 1947 году они оказались на территории Бельгии, там поженились и остались навсегда. Ирина Борисовна хорошо, хотя и с сильным акцентом, говорит по-русски — с правильными падежами и склонениями. А вот её дети языка не знают — покойный муж-француз воспитывал их на европейский лад. Ирина Борисовна ни разу не была в России, её мечта — посмотреть Москву и Санкт-Петербург, но поехать она пока не может: «Дорого, нужно скопить две с половиной тысячи евро». Зато Болгария ей по карману, и здесь можно всласть поболтать по-русски: она скучает по родной речи.

«Что говорят у вас про Украину?» — осторожно спрашиваю я. «Америка воду мутит! У нас все это понимают!» — рубит с плеча Ирина Борисовна. И далее разражается целой геополитической концепцией в духе Джульетто Кьезы. «Ого! У вас все в Бельгии такие интеллектуалы?» «Нет, только русские! — смеётся собеседница. — Хотя родители у меня — украинцы, моя фамилия — Руденко».

Балканы называют пороховой бочкой Европы. Ныне неспокойно в Македонии, лихорадит Грецию, тлеет Косовский конфликт. На курортах Болгарии пока всё благостно: местные бармены щедро наливают, немецкая молодёжь всласть пьёт, украинские семьи отдыхают впрок. Но временами кажется, что в самом воздухе Юго-Восточной Европы витают не только ароматы старых дубрав, но и флюиды новой глобальной войны… 

Лидия Сычёва, июнь 2015