ПОД ГРЕФОМ — СЕКРЕТНО?

ВЫПУСК №34, МАЙ 2015

ВМЕСТО ВРАЗУМИТЕЛЬНОГО ОТВЕТА ЧИТАТЕЛЯМ ГАЗЕТЫ «50 ПЛЮС» «СБЕРБАНК» ПРИСЛАЛ ОТПИСКУ ЗА ПОДПИСЬЮ МЕЛКОГО КЛЕРКА

Председатель правления ОАО «Сбербанк России» Герман Греф решил дать бой «частым» (или «серийным») вкладчикам. То есть людям, которые держат свои накопления в разных банках, чтобы не потерять все деньги в одночасье, и периодически меняют «финансовое пристанище» для капитала, если где-то находят более выгодные ставки по депозитам.

Банки у нас, как известно, периодически лишаются лицензий и закрываются по решению ЦБ РФ. Но в случае их банкротства граждане хотя бы имеют возможность получить свои деньги назад (до 1,4 миллиона рублей) за счёт системы государственного страхования вкладов. Герману Грефу такой порядок решительно не нравится.

На совещании у премьера Дмитрия Медведева главный банкир страны предложил ограничить страховые выплаты по вкладам. Что это за финансовая вольница, что за разброд и шатания? — считает он, — граждане нагло используют законы рынка и выбирают те банки, которые предлагают более высокие проценты по вкладам и лучшие условия обслуживания! Они смеют отдавать предпочтение не тем, кто «надёжнее» и «привычнее» (читай — руководимому Грефом Сбербанку или небольшому числу самых крупных банков), а удобным для клиента «выскочкам»! И ничем не рискуют — государство в данном редчайшем случае на стороне «простого человека», средства по страховке исправно возвращает вкладчикам. Да ещё недавно повысило сумму максимальной компенсации.

По мнению Грефа, люди должны «нести ответственность за размещение средств на депозитах» и «взвешивать риски при принятии инвестиционных решений». А чтобы принудить неразумных клиентов дуть на воду, обжегшись на молоке, бывший министр экономики, а ныне банкир предлагает на выбор три варианта «обучения рублём». Либо ввести 3-миллионный лимит совокупного объёма страховых выплат одному вкладчику за всю историю его взаимодействия с банками, а также компенсировать только «тело» вклада без процентов. Либо выплачивать страховки по вкладам в обанкротившихся банках не более одного раза в пять лет. Или платить страховку в принципе только один раз в горькой вкладчиковой жизни: чтоб дальше неповадно было «инвестировать» что-либо в «ненадёжный» банк — да и вообще ни в какой, кроме единственного и главного, который рухнет только вместе с государством.

Простой вопрос, известный со времён великих философов, — «кому это выгодно?» Простой ответ, актуальный в любую эпоху: автору идеи. Неслучайно её поддержали, кроме Грефа, исключительно главы крупных банков, присутствовавшие на совещании «в верхах». Именно они в таком случае переманят к себе клиентов, не желающих «рисковать», и быстро поделят рынок между собой. Или останется один монополист — как это было со Сбербанком в его недавнем советском прошлом. А дальше можно вести себя по-монополистски вальяжно и уж точно о клиентах больше не думать: «сами придут, сами предложат» да ещё униженное «спасибо» скажут.

Предложение, естественно, сопровождалось массой благих намерений — мол, вкладчики «любят играть в финансовое казино», а перекладываясь из банка в банк, «создают благодатную почву для финансовых пирамид». Весь его прежний экономический опыт под влиянием корпоративных интересов немедленно ушёл на второй план. Но коллеги напомнили подзабытое. Против идеи возразили не только представители небольших банков, которых подобные решения резко ограничивают в праве на конкуренцию.  

Несогласие выразил и заместитель министра финансов Алексей Моисеев. По его мнению, подобные меры ничем хорошим не обернутся — клиенты станут при малейшем намёке на проблемы в банках в панике забирать оттуда деньги и подталкивать кредитные организации к банкротству. Минфин не в восторге и от идеи «франшизы» (страхования лишь 90% суммы) при компенсации вкладов в банках-банкротах. Великобритании, напомнил г-н Моисеев, в 2009 году это не помогло. Подобную меру в правительстве сочли «антисоциальной», а в СМИ уже окрестили и аморальной.

Кабинет министров отнесся к идее Грефа сдержанно, премьер поручил её «проработать». Минфин свою позицию высказал. Как сказал в интервью один из госчиновников, «даже Герман Греф в своём выступлении отметил, что внедрение его предложений сопряжено с риском доверия к банковской системе со стороны граждан».

Впрочем, по отношению к руководимому им Сбербанку г-н Греф, по всей видимости, подобные риски считает несущественными. Поскольку это доверие разрушается давно, планомерно и на всех уровнях общения с клиентом. Наша редакция имела возможность в этом убедиться.

В одном из недавних номеров мы рассказали о вопиющем случае, когда немолодой вкладчик Сбербанка стал жертвой мошенников (№7, апрель 2015 г., «Ориентируемся по картам. Как защитить электронный кошелёк от взлома»). Однако ни банковские клерки, ни полиция, ни сотрудники колл-центра даже не попытались ему помочь, выслушать, «перекрыть кислород» преступникам или хотя бы принять заявление о краже средств с карты! Абсолютное равнодушие демонстрировал и Сбербанк «в целом»: среди множества рекламных листков и плакатов в отделении не было ни одного, из которого пожилые люди (составляющие немалое число клиентов) могли бы извлечь полезную информацию на случай встречи с мошенниками.

В статье содержалось обращение к Сбербанку от имени читателей. Кроме того, редакция адресовала официальный запрос лично председателю правления Сбербанка. Письмо на бланке редакции было отправлено по почте, в нём были заданы конкретные вопросы и выражена надежда на продуктивный диалог не только с главой Сбербанка, но и со специалистами в сфере банковской безопасности: «Просим дать разъяснения о механизмах телефонного мошенничества, что позволит вашим клиентам и нашим читателям избежать хищения средств с банковских карт…» Журналисты не очень склонны к формализму и официозу. Однако крайне «неформальный» ответ изумил даже нас. К такому стилю общения с прессой и читателями, в каком Сбербанк соблаговолил дать «разъяснения», мы как-то не привыкли и, надо признать, оторопели.

По электронной почте на адрес редакции пришла записка от некой сотрудницы пресс-службы Сбербанка Полины Тризоновой. Всего три строчки:  

«Коллеги, добрый день. Вся интересующая вас информация содержится на официальном сайте банка в разделе «Меры безопасности»: http://sberbank.ru/ru/person/dist_services/warning. Спасибо!»

Ни ответов на заданные вопросы, ни пояснений, ни — хотя бы формального — извинения перед клиентом, о котором рассказывалось в редакционной статье. По всей видимости, г-жа Тризонова решила даже не утруждать своего шефа Германа Оскаровича чтением официального письма из редакции. А зачем? Клиентов много, Сбербанк один, а газета, считает сотрудница пресс-службы, любую отписку «проглотит».

Нет, мы в данном случае Сбербанку не «коллеги». Нам не нравится, как в ведущем банке страны общаются с вкладчиками — через губу, наспех, формальными отписками и ссылками на сайты, где вся информация подана в виде «фарша», изложена казённым языком. Пожилой человек, о чьих проблемах говорилось в нашей статье, до этой «информации» вряд ли вообще докопается. Да и речь мы вели совсем о другом — о внимании к немолодым клиентам, о быстром реагировании на случаи мошенничества, об умении уважительно относиться к тем, на чьи пенсионные средства и невеликие накопления Сбербанк приумножает свои миллиардные капиталы.

Ну что ж, сам по себе такой ответ из банка — дополнительное подтверждение того, что в этом «королевстве» что-то неладно. Поэтому мы вновь обращаемся к главе Сбербанка Герману Грефу за разъяснениями.

Уважаемый Герман Оскарович! Готовы ли вы лично или ваши заместители ответить на вопросы читателей нашей газеты? Есть ли в банке внятная программа работы с клиентами старшего возраста, направленная на обеспечение их безопасности?

Мы по-прежнему ждём ответа — например, в виде интервью или «прямой линии» с читателями. Только клерков просим не беспокоиться. Дело всё-таки государственной важности, а свою профнепригодность клерки уже доказали. Пусть выскажутся более компетентные персоны.  

Екатерина Конькова