ФИЛЬМ В ЖАНРЕ ДОНОСА

ВЫПУСК №32, АПРЕЛЬ 2015

РОССИЙСКОМУ ЗРИТЕЛЮ ПОКАЗАЛИ ОЧЕРЕДНОЙ АНТИСОВЕТСКИЙ СЕРИАЛ

Загадочная история. Фильм «Однажды в Ростове» планировало финансировать НТВ, но сделан сериал на деньги канала «Россия». Однако в России его показал Первый канал через три года после премьеры на Украине…

Нынешняя украинская власть совершает серьёзную ошибку, запрещая к показу российские сериалы. Ведь иные из них являются основой идеологии майдана, главный элемент которой — антисоветизм. За двадцать лет российская киноиндустрия произвела такое количество антисоветских фильмов, что киевским властителям следовало бы эти достижения отметить. Поощрить, что ли, наших киношников за тотальное осуждение всего советского.  

Плоды этой работы зримы и впечатляющи — кажется, дня не проходит, чтобы на Украине не был снесён очередной памятник. А закон, запрещающий советскую символику, тоже во многом результат совместной деятельности творческой интеллигенции Москвы и Киева, сумевшей создать единое антисоветское культурное пространство.  

В этой связи кажется удивительным, что этот правовой механизм до сих пор не внедрён в России. Государство тратит серьёзные средства на формирование антисоветских взглядов, но почему-то не подкрепляет эти усилия законодательно. Но ведь объекту идеологического воздействия нужно как-то сублимировать энергию осуждения «совка». Иначе нереализованный антисоветский порыв доведёт до невроза. Согласитесь, если СССР —Империя Зла, то вполне логично уничтожать его символы (чем и занимается оголтелая шпана в вышиванках).  

Многие российские публицисты, политики, телеведущие, блогеры оказались в сложном положении. Ведь на Украине, по сути, реализуются базовые принципы их собственного мировоззрения, пусть и в запредельно вульгарной форме. Солидные дяди и тёти, позиционирующие себя патриотами России, относятся к Советской эпохе в диапазоне чувств от лютой ненависти до брезгливого равнодушия, но, оказавшись в ТВ-студиях, вынуждены осуждать идеологию майдана.  

Политическая конъюнктура заставляет наших антисоветчиков-lights дистанцироваться от вандалов-бандеровцев, поддерживать ценности Победы, объединяться вокруг Георгиевской ленточки. Однако уже Красная Звезда или Серп и Молот для них определённо — символы тоталитаризма. Вот и приходится показывать номера политической эквилибристики, осуждать большевиков, проявляя при этом подчёркнутое уважение к героям Великой Отечественной войны (большинство из которых себя как раз большевиками и считали).

И всё же, чем радикальнее проявляет себя украинская антисоветчина, тем нелепее выглядит антисоветчина на российских просторах. Ну, не принимает её народ, хоть убейся. Народ вроде бы смирился с навязываемой идеологической линией, привык, как к неизбежному злу — сварливой жене, мелочной тирании начальника, шкодливому нраву кота. Но в уме держит крепко, что Сталин — мужик, Ленин — за рабочего человека, Брежнев — добрый, а в Советском Союзе жилось хорошо. Как ни промывай ему мозги, а социология свидетельствует: не получилось за четверть века сделать из русского человека антисоветчика…

Поутихли на фоне украинской свистопляски разговоры о выносе Ленина из мавзолея… Иерархи Церкви стали дипломатичнее в оценке советского прошлого… Минкульт начал проявлять принципиальность в вопросах исторических трактовок…

И тут на Первом канале, в преддверии Дня Победы решили показать 22-серийный фильм «Однажды в Ростове» — яркий образец самой что ни на есть махровой антисоветчины. Кажется, сейчас уже так и не делают, как-то стараются поделикатней, с оглядкой на настроения в обществе... Но удивляться архаичности сериала не стоит — сериал задумали восемь лет назад, начали снимать пять лет назад, а впервые показали ещё в 2012-м. На Украине.

Вообще всё наше сериальное дело в прежние годы было прочно связано с Украиной — технологически, идеологически, финансово. Снимали совместно, извлекали прибыль из двух телеаудиторий. За четверть века Россия способствовала созданию довольно мощной украинской киноиндустрии, потеряв, по сути, Ленфильм, Свердловскую киностудию, киностудию им. Горького. Круговорот денег в кинематографе, как правило, включал в себя украинских выгодоприобретателей — сценаристов, режиссёров, артистов. Опосредованно российский бюджет исправно кормил творческую киевскую интеллигенцию, большая часть которой по своим взглядам не только антисоветская, но и антирусская (хотя чуть услышит подобную оценку, сразу начинает цитировать наизусть Бродского и клясться в любви к Чехову)…

Занятный факт: украинскому зрителю сериал «Однажды в Ростове» показали за год три раза. Что же это за кино такое замечательное? Начиная с титров, авторы дают понять, к чему клонят. В логотип фильма топорно всобачен Серп и Молот, прозрачно намекающий на зловещую сущность советской власти, однако эта дизайнерская пошлость лишь первый робкий звоночек. Далее пошлость и безвкусица возвестят о себе колокольным звоном.

Авторы вознамерились рассказать о Новочеркасской трагедии 1962 года (расстреле забастовки рабочих, которые вышли протестовать против повышения цен). Однако к этой истории ещё приляпали другую, про знаменитых ростовских грабителей и убийц — «банду фантомасов». Оцените виртуозность замысла: главный бандит представлен жертвой режима. Он не просто злодей, а фрустрированная личность, стал свидетелем новочеркасских событий и с тех пор покатился по наклонной.  

Видимо, чтобы сценарный ход выглядел убедительнее, придуманы леденящие кровь эпизоды. Солдаты дают предупредительную очередь поверх голов забастовщиков, и с деревьев начинают падать застреленные детишки (которые якобы наблюдали сверху за демонстрацией)… Ещё один перл сценаристки Елены Райской — свихнувшаяся мать, с окровавленным грудничком на руках, мечется по площади, не понимая, что ребёнок мёртв… Или, пожалуйста, изысканная находка режиссёра Константина Худякова — советские военные враскачку, картинно, за руки за ноги, бросают трупы гражданских в общую могилу… Как, скажите, увидев такое, не стать бандитом и убийцей главному герою, лидеру «банды фантомасов»?  

Стоит поблагодарить сценаристку Елену Райскую. Могла ведь связать Новочеркасские события с фигурой Чикатило, как раз из Ростовской области. Это драматургический ход позволил бы ещё определённее указать на изуверскую сущность СССР. Хотя, вполне возможно, сериал будет продолжен, и мы ещё увидим флэшбеки, где моложавый маньяк, впечатлённый жестокостью советской системы, совершает своё первое убийство.  

Фильм «Однажды в Ростове» по-своему уникален. Сделана попытка объединить в одном произведении эстетику блатного шансона, антисоветский агитпроп и интеллигентскую рефлексию. Эта с позволения сказать эклектика позволила создать яркий комический эффект.

На дворе как бы 60-е. Сергей Жигунов (продюсер сериала, сыгравший следователя КГБ) поёт за кадром песню из репертуара Шуфутинского 90-х годов: «Левый, левый, левый берег До-о-о-на…» А московский фарцовщик (само собой, положительный персонаж) сидит во дворе с шестиструнной гитарой, проникновенно затягивая Окуджаву: «Мне нужно на кого-нибудь молиться…»

А ведь укажешь авторам на ляпы, исторические передёргивания, абсурдные допущения, логические несуразицы — завопят, что был ведь расстрел в Новочеркасске!

Да, конечно. В истории СССР было немало трагических страниц, жизнь в СССР вообще была полна драматизма. Выдающийся режиссёр — Константин Худяков — когда-то здорово об этом рассказывал. Его телефильмы «Такая короткая долгая жизнь», «С вечера до полудня» — тонкие, мощные произведения, классика советского кино. Никакой там имитации чувств, артисты играют роли, а не демонстрируют актёрские этюды — технический навык пустить слезу. Как-то удавалось Худякову обходиться без притянутых за уши детективных линий, навязчивого «экшена», суетливой драматургии, построенной на сотне нелепейших совпадений…

Неужели Константин Павлович тогда обманывал? Неужели его прекрасные фильмы 70-х были основаны на лжи и лакировке действительности?  

И вот из современного фильма мы, наконец, узнаём правду. Что лучшие люди страны — это, безусловно, диссиденты, а СССР — государство карательной психиатрии, цензуры, бесчеловечной власти и доносительства.  

Хотя сам фильм, собственно, и сделан, что называется, в жанре доноса. Авторы, слюнявя карандаш, выводят строка за строкой изобретательную кляузу на СССР. Закатывая глаза к потолку, придумывают что-нибудь эдакое, на основе реальных событий, но в нужном компрометирующем ракурсе.  

Зачем Константин Эрнст вытащил из закромов этот сериал, приурочив показ ко Дню Победы? Это форма поздравления ветеранов?  

И ещё: чем принципиально отличается концепция фильма «Однажды в Ростове» от американского кино «Номер 44», которое министр Мединский снял с проката? Хотелось бы получить ответы от К. Эрнста и от В. Мединского.  

Олег Пухнавцев

Читайте также: