Личность 02.08.2016

Эдуард Тополь: «Термин «пенсионный возраст» я не употребляю, я считаю, что это возраст мужской зрелости»

Шрифт

Эдуард ТопольИзвестный писатель, драматург и сценарист Эдуард Тополь эмигрировал в США в 1978 году. Уже там, будучи далеко за сорок, он создал хорошую крепкую семью. И сегодня, когда ему уже семьдесят семь, его сыну только исполнилось восемнадцать. О том, что наш возраст зависит от нас, а не наоборот, о том, как прекрасно живут в Америке «малоимущие», о своих творческих новостях и о многом другом рассказывает Эдуард Владимирович Тополь.

- Эдуард Владимирович, в сознании людей существует такой стереотип, будто после пятидесяти мы становимся беспомощными и зависимыми. Вы с этим согласны?
- За всех говорить не могу, так как люди разные, и некоторые уже в двадцать лет чувствуют себя уставшими от жизни и содержанцами у родителей или государства. Я могу говорить только о себе. Если бы я жил на ту пенсию, которую мне даёт государство, я бы долго не протянул. Я на неё никогда не рассчитывал и отношусь к ней так: ну, хватает на один завтрак - и спасибо.
И вообще, термин «пенсионный возраст» я не употребляю, я считаю, что это возраст мужской зрелости. Ну и дальше - всё, что из этого следует.
- Как живут социально-зависимые в США?
- Насколько я знаю, содержанцев в США, которые живут на пособиях и на пенсиях, уже гигантское количество: больше сорока миллионов человек! Некоторые прекрасно существуют ещё в молодом возрасте, получая несколько сот долларов в месяц - пособие по нищете (так называемый «вэлфер»), оплату за квартиру по «восьмой программе» и талоны на продукты - больше, чем на сто долларов! На них нельзя только водку покупать и сигареты, а всё остальное - пожалуйста. Шоколад, например…
- А вы какую пенсию получаете?
- Поскольку я никогда нигде не служил, а те отчисления, которые шли с гонораров в Советском Союзе, теперь почему-то не считаются, то я получаю минимальную пенсию, просто смешные деньги.
- Ну и как же «пенсионному» человеку сохранять удовлетворительную материально-морально-физическую форму?
- Человек - он человек тогда, когда он работает, это главное. Если ты ничего не делаешь, то, во-первых, отмирают мозговые клетки. Во-вторых, ну, не знаю… Если я несколько дней буду оставаться без дела, то я просто впаду в депрессию, перестану ощущать себя личностью.
Я ещё раз повторяю, это всё я говорю о себе. Я никогда не сижу без работы, не езжу в отпуск. То есть, даже если я на курорте, то уже с утра сажусь и работаю. Только сделаешь зарядку, минут на пятнадцать в море, поплаваешь, а потом садишься и работаешь. А без этого… зачем тогда жить?
- Море, поплавать - это замечательно. А вообще, нужен ли человеку после пятидесяти какой-то хотя бы минимумЭдуард Тополь обязательных физических нагрузок?
- Нужен всегда, а после пятидесяти - тем более! День у меня начинается с физической зарядки: 45 минут - это безусловно. Без неё я даже не чувствую себя проснувшимся. У меня есть «степер» - снаряд гимнастический для ходьбы. Это лучше, чем ходить по грязи и снегу московскому. Двадцать минут на нём на балконе, потом упражнения гимнастические по системе доктора Неумывакина, гантели. Потом душ, лёгкий завтрак, и можно садиться за работу.
- Надо ли скрывать свой возраст?
- Я никогда не скрывал и не скрываю. Правда, последнее время чувствую себя не очень удобно, когда молодые девушки мне уступают место в метро. Юноши - нет, они в России перестали уступать место пожилым людям. А вот некоторые девушки уступают, и вот тут я себя ужасно чувствую и не позволяю им это делать.
- Какие плюсы у возраста, кроме привилегий в общественном транспорте?
- Я считаю, что плюс заключается в том, что к этому времени мужчина должен уже всем и себе доказать, кто он есть. Когда ты перестаёшь «рвать ленточку» и доказывать всем, что ты собой что-то представляешь, вот тогда ты можешь спокойно делать своё дело. И это очень большой плюс: не надо надрываться, а надо содержательно работать.
- Долголетие - можем ли мы сами как-то его добиться?
- Это не только моё мнение, на этот счёт большие научные, медицинские исследования есть - о том, что физические упражнения, минимум час в день, продлевают жизнь.
- Эдуард Владимирович, как русский американец, поделитесь уже и такой информацией. Объединяются ли возрастные американцы в группы по интересам, ну или по тому же возрастному признаку? Как вообще там люди проводят время, развлекают себя?
- Есть там что угодно: и фитнес-клубы, и просто клубы по интересам, и социальные группы, и домашние сборища, которые называются “party”. У меня, например, есть друзья, у которых очень красивый дом и которые регулярно собирают у себя широкий круг знакомых, пятьдесят-шестьдесят человек. Они там устраивают встречи с интересными людьми, всякие выставки и творческие вечера.
Всё зависит от социальной активности и, собственно, от личности. Я, например, человек закрытый и в дом к себе не пускаю: мне надо работать в тишине, сосредоточиться, чтобы никто не мешал. А есть люди такие, материально состоявшиеся, которые не знают, чем заняться, и тогда собирают большие компании и устраивают клубы, вечеринки-party, разумеется, более-менее по возрасту.
- Как думаете, а поздняя любовь возможна?
- Любовь сопровождает - не обязательно всех, кто хочет, - но, главное, сопровождает жизнь. Гёте влюбился в семьдесят четыре года в молодую девушку и ужасно страдал, что она ему не ответила взаимностью. Чаплин в семьдесят лет женился на восемнадцатилетней… Ну, и таких историй! Я написал книгу о Бисмарке, там рассказано как он в сорок семь лет влюбился в русскую графиню Трубецкую, двадцати двух лет, и она стала женщиной его жизни…
- Возможно ли после пятидесяти создать семью, такую, чтоб не просто «не остаться в одиночестве на старости лет», а настоящую - мужчина и женщина и даже, может быть, дети?
- Ну, я не думаю, что есть какой-то возрастной «водораздел». Если семья настоящая, то она настоящая - до пятидесяти и после. А если она не настоящая, то… Дело не в возрасте.
Эдуард Тополь- Но построить семью - это реально?
- Вполне. Для содержательного человека. Опять же, могу сказать только о себе. Моему сыну две недели назад исполнилось восемнадцать лет.
- Что написали за последнее время? С чем можно вас поздравить?
- Роман «Лобное место», в двух томах. Он на актуальную тему: война с Украиной. Ещё вышел сборник повестей лирических, называется «Нескучный киносад».
И жду выхода новой книги «Коктейль 77». Поскольку мне в этом году семьдесят семь, я решил собрать свои мемуары, воспоминания о встречах с разными замечательными людьми - и выпустить в этой книге.
И книга для подростков, называется «Стрижи на льду». Очень красивая, с рисунками классика детской иллюстрации Германа Мазурина, который рисовал ещё первого «Дядю Стёпу», «Чука и Гека», «Старика Хоттабыча» и т.д. Книга посвящена подростковому хоккею.
Я никогда не стоял на коньках, но, когда в 2011 году погибла команда ярославского «Локомотива», выяснилось, что её капитан Иван Ткаченко инкогнито посылал очень большие суммы денег на сложные операции тяжелобольным детям. У него была семья, двое детей, третий вот-вот должен был тогда родиться, а он втайне от своих родителей и от супруги помогал чужим детям. За время своей жизни он перечислил на благотворительность 10 миллионов рублей, и последние пятьсот тысяч послал по телефону из самолёта за пятнадцать минут до гибели. Его деньги спасли жизнь восьми детям, которые живы по сей день.
Когда я эту историю узнал, она меня так впечатлила, что я написал книгу, в которой Иван - один из главных героев. Выход «Стрижей на льду» для меня стал очень важным событием.
- А над чем сейчас работаете? Что планируете?
- Ну, поскольку я автор «Юнги Северного флота», фильма, который подростки смотрят уже в течение сорока лет, четыре поколения, то мечтаю сделать фильм по «Стрижам на льду». Ведь за всю историю российского кино, за сто лет, не было сделано ни одного художественного фильма о спортсменах-подростках. О взрослых в спорте снято много, а о детях - пока ничего. И я очень надеюсь восполнить этот пробел.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА



Читайте также: