Социальная ответственность 15.05.2015 | ВЫПУСК №33, май 2015

НЕУД ЗА «ОПТИМИЗАЦИЮ» МЕДИЦИНЫ

Шрифт

Реформа российской медицины в своих теоретических обоснованиях прочно связана с понятием «оптимизация». Слово это введено в обиход уже давно и является, по сути, эвфемизмом. На практике всякой «оптимизации» сопутствует целый комплекс сомнительных новаций — сокращение штатов, ухудшение «качества жизни».

Недавняя проверка Счётной палаты убедительно доказывает, что опасения общества в связи с реформой медицинской сферы, мягко говоря, небеспочвенны. В целом, можно сказать, что аудиторы поставили реформаторам российской медицины жирную двойку.

Важным моментом проверки являются не только обнародованные цифры, выводы и рекомендации. Аудиторы СП как бы возвращают чиновников к изначальным смыслам, напоминают, что оптимизация — «предполагает действия, при которых достигается наилучшее состояние системы в целом». Чиновникам объясняют, что их задача — повысить эффективность, но не за счёт населения и качества предоставляемых услуг.

Однако факты свидетельствуют, что «оптимизация» привела к результатам, которые можно, не стесняясь, назвать чудовищными.

       - В государственных и муниципальных медучреждениях в 2014 г. умерло на 17,9 тыс. пациентов больше, чем в 2013 г.

       - Внутрибольничная летальность увеличилась на 2,6%.

   - По ряду регионов в 2014 г. отмечен рост числа умерших на дому, что свидетельствует о нарушении принципов маршрутизации пациентов. Так рост числа умерших на дому в 2014 г. (по сравнению с 2013 г.) был следующим: Липецкая область— на 1965 человек, Московская — на 1519, Орловская — на 580, Кабардино-Балкария — на 1120, Северная Осетия — на 2157, Чечня — на 1862, Татарстан — на 1425…

   - Аудиторы СП отмечают, что проведённая «оптимизация» не привела к запланированным результатам по снижению смертности. Вместо предполагаемых 12,8 на 1000 челловек населения, смертность по итогам 2014 г. составила 13,1. Если сравнивать показатели января–февраля 2015 г. с аналогичным периодом 2014 г., рост смертности составил 2,2%.

Кроме того, Счётной палатой отмечен рост объёма платных услуг — на 24,2%. Аудиторы формулируют дипломатично, но мы-то понимаем, о чём речь: «В условиях снижения доступности медпомощи для населения рост платных медуслуг может свидетельствовать о замещении бесплатной медицинской помощи платной».

Реакция общества на реформу медицинской сферы всегда была заметной, но в последние годы резко обострилась. В СМИ, даже тех, что принято называть проправительственными, то и дело обнародуются вопиющие факты. Уже несколько лет, к примеру, в программе А. Пушкова «Постскриптум» последовательно раскрывается тема реформ медицинской сферы. Почти в каждом выпуске — рассказ о том, как в малых городах, посёлках и деревнях закрываются фельдшерские пункты, роддома. Принцип «укрупнения» по существу отрезает значительную часть населения от медицинской помощи. Минздрав рапортует о строительстве очередного перинатального центра, а жители провинции рассказывают, до какой степени усложнилась их жизнь, медицинские услуги стали практически недоступны.

Проверка СП подтвердила и обобщила эти разрозненные факты. В ходе «оптимизации» регионы активно сокращают коечный фонд, закрывают в сельских больницах специализированные отделения, переводят эти виды помощи на уровень межрайонных и областных больниц.

    - Всего на конец 2014 г. сокращено 33 757 коек. В результате коечный фонд оказался несбалансированным и не соответствует потребностям населения.

     - 17,5 тыс. населённых пунктов вообще не имеют медицинской инфраструктуры, из них более 11 тыс. расположены на расстоянии свыше 20 км от ближайшей медорганизации, где есть врач. 35% населённых пунктов не охвачены общественным транспортом.

    - 879 малых населённых пунктов не прикреплены ни к одному медучреждению общей практики, и этот дефицит не компенсируется выездными методами обслуживания пациентов. Ряд регионов с низкой плотностью населения (Омская область, Камчатский, Приморский края) вообще не имеют мобильных медбригад.

В России не просто закрываются больницы, поликлиники, фельдшерские и акушерские пункты, но и сокращается медперсонал.

Счётная палата отмечает, что сокращения в регионах проводится без предварительного планирования и учёта возможных последствий. Наибольшее сокращение коснулось врачей клинических специальностей — более 19 тыс. человек.

При этом, в ходе проверок аудиторы выяснили, что властями регионов определена общая потребность во врачах и среднем медицинском персонале в количестве 55 тыс. и 88 тыс. человек, соответственно. Таким образом, реализуемые реформы в части сокращения численности медработников не соответствуют фактической ситуации в регионах.

Счётной палатой представлено немало убедительных и фактов, которые ставят под сомнение политику «оптимизации» российской медицины. Важнейший итог проверки состоит в том, что реформы осуществляются без продуманной стратегии. Не разработана единая методология, общие подходы к оценке «неэффективности медицинских организаций», не учитываются реальные потребности населения в медицинской помощи.

Заставит ли проверка Счётной палаты изменить планы Минздрава — вопрос открытый. К сожалению, аналитика СП имеет рекомендательную силу. Остановить «оптимизацию» ведомство Татьяны Голиковой не может. Решение — за правительством.

 Наибольшее сокращение коснулось врачей кли­нических специальностей — более 19 тыс. человек.

 Вадим Попов