СМИ о нас 10.04.2014

Возраст мудрости

Шрифт

Заметный рост средней продолжительности жизни привёл к тому, что планка активного долголетия поднялась выше пенсионного возраста. Если же вдобавок учесть, что в наши дни из-за демографической ямы 90-х годов на рынок труда ежегодно выходит гораздо меньше юношей и девушек, чем десять лет назад, то станет понятно, почему сегодня возросла востребованность людей старших поколений. Об этом – наш разговор с главным редактором газеты «50 ПЛЮС» Анатолием САЛУЦКИМ.

- Анатолий Самуилович, что натолкнуло вас на идею газеты для людей старшего возраста?

– Обстоятельства практического свойства. У нас есть газеты молодёжные, спортивные, деловые. А для людей зрелого возраста газеты не было. Но ведь это – треть населения страны, у этой огромной по численности категории наших сограждан свои, специфические проблемы. Не говорю в данном случае о медицинских заботах, этой теме уделяют внимание все СМИ. Но газета «50 ПЛЮС» очень серьёз­но занимается такими проблемами, как юридический и финансовый ликбез, трудоустройство. Вопросы такого рода очень многоплановы. Взять, скажем, юридическую тему о наследстве, о завещаниях. В советские годы наследовать было почти нечего, и люди старшего поколения зачастую не понимают огромного значения завещаний, оставляя детям не нажитое имущество, а дрязги и вражду. Разъяснить людям основные аспекты этой проблемы – очень важно. То же можно сказать о финансовом ликбезе, в банковских проблемах старшее поколение тоже разбирается слабо. Кстати, о здоровом образе жизни, о специфике возрастного питания, об активном долголетии газета пишет более углублённо, чем многие другие издания.

– Среди так называемых возрастных проблем есть и проблема невостребованности?

– Это очень путаная проблема. С одной стороны, мы слышим жалобы на то, что людям после сорока пяти лет трудно устроиться на хорошую работу, и это правда. А с другой стороны, потребность в опытных, зрелых работниках быстро нарастает – это тоже несомненно. Иначе говоря, в сфере трудовых отношений одновременно идут два противоположных процесса. Эта ситуация требует глубокого анализа.

Дело-то вот в чём. «Возрастных» работников недолюбливает слабый предприниматель, который озабочен не развитием бизнеса, а «зашибанием деньги». И наоборот, крупные фирмы сегодня охотно берут опытных сотрудников. В 90-х годах ходили анекдоты о секретаршах «с ногами от ушей», а ныне в приёмных солидных бизнесменов и руководителей работают опытные, чёткие секретари, как правило, в возрасте за сорок и старше.

Но у проблемы трудовой востребованности есть и другая сторона: люди зрелого возраста не всегда понимают, что им тоже надо идти в ногу со временем, многие не умеют верно составить резюме, толково преподнести себя на собеседовании, высокомерны по отношению к молодым.

– И что в «сухом остатке»?

– Cегодня возник объективный конфликт между активным долголетием опытных работников и естественным стремлением молодёжи к карьере. Как его разрешить? Надо, на мой взгляд, активно развивать институт консультантов и наставников. Когда человек празднует 60-летний юбилей, а на следующий день ему говорят: «Бери шинель, иди домой», ничего хорошего в этом нет. Как нет ничего хорошего и в том, если он будет до преклонных лет занимать начальственное кресло, тормозя рост молодёжи. А вот если опытный человек старшего поколения станет консультантом при молодом руководителе, – выигрыш двойной! В серьёзном бизнесе такая практика распространяется всё шире, и её надо бы сделать повсеместной.

– Если приподняться над практическими проблемами, как вам видятся межпоколенческие взаимосвязи в целом?

– На рубеже 80–90-х годов прошлого века люди старших поколений оказались отброшенными на обочину жизни. Они попали на двойной слом эпохи – смену общественного строя и цифровую революцию. Моему поколению в те годы часто приходилось слышать фразу: «Отец, ты рано родился». Но прошли годы, и сегодня ситуация кардинально изменилась. Во-первых, старшие поколения стремительно догоняют экспресс цифровой эпохи, комфортно располагаются в его вагонах, иногда даже в СВ. Во-вторых, те, кому на рубеже 90-х было 25–30 лет, уже вступили в возраст зрелости и очень активны на рынке труда. В-третьих, из-за общей нехватки трудовых ресурсов они очень востребованы, особенно в сфере квалифицированной деятельности.

Человек достигает наивысшего профессионализма примерно к 45–50 годам. В этом возрасте он блестяще ориентируется, так сказать, в ближнем круге своей профессии, обрастает множеством связей, владеет самыми современными навыками. Но вот ему перевалило за шестьдесят – какие происходят перемены?

Жизнь стремительно мчится вперёд, и за всеми новинками он уследить уже не успевает. Но есть и другая сторона взросления. Накопленная с годами мудрость позволяет человеку видеть то, на что он не обращал внимания раньше, лучше улавливать перспективу. Из сказанного вытекает вывод о необходимости консолидации, сотрудничества поколений, что даёт неоспоримые преимущества.

– И всё-таки при выборе сотрудников предприниматели чаще ориентируются на молодёжь.

– Многое пока упирается в недостаточную зрелость нашего бизнеса, особенно в сфере услуг. На западе в ресторанах зачастую работают опытные пожилые официанты, которыми заведение гордится. У клиентов к ним больше доверия, они умеют расположить к себе посетителей, дать им совет. А у нас чаще всего официантами работает молодёжь, потому что владельцы кафе, ресторанов, пабов не задумываются о репутации своих заведений. К тому же пожилого официанта, как говорится, не пошлёшь, а на молодого можно и прикрикнуть непристойно.

– Известно, что к выходу на пенсию надо готовиться заранее – психологически.

– Совершенно верно. И особенно это относится к такой категории людей, как офицеры запаса, начинающие «на гражданке» новую жизнь. В 45–50 лет эти люди полны сил и энергии, но подчас не могут найти себя, идут в охранники, а некоторые просто спиваются. Между тем для страны это замечательный кадровый резерв. И наша газета намерена уделить особое внимание проблеме трудоустройства офицеров запаса. Это очень важная для государства тема, и надеемся, что на неё обратит особое внимание министр обороны России.

– Возвращаясь к газете «50 ПЛЮС», можно сказать, что она ориентирована на людей старшего поколения?

– Нет, так сказать нельзя. Дело в том, что старшее поколение, как я уже говорил, неотделимо от среднего, от своих детей. Приведу конкретный пример. Мы намерены активно вести рубрику «Дарите подарки родителям», а она рассчитана прежде всего на среднее поколение. Потому что вопрос не только в моральной составляющей, но и в логике самой жизни. Если вы хотите, чтобы ваши дети впоследствии относились к вам уважительно и трогательно, вы обязаны подать им пример такого отношения к своим родителям. Кстати, подарки ведь могут быть не только материальными, это и билеты в театр, путёвки в санатории, в турпоездки. Кроме того, надо учитывать, что старая русская межпоколенческая формула «отцы и дети» сегодня звучит иначе – «отцы, дети и внуки». Но это тема особая.

Конечно же, на широкий возрастной диапазон рассчитана и общественно-политическая тематика газеты. Мы не гонимся за новостями – это удел Интернета, радио, телевидения. Зато глубоко анализируем важнейшие события, происходящие в стране и в мире, привлекая известных авторов – таких как Вячеслав Никонов, Константин Затулин, Михаил Леонтьев, Сергей Марков, Рой Медведев, Руслан Гринберг и многие другие. Наша задача – не оглушить сенсацией, а помочь людям разобраться в том, что на самом деле происходит в России и вокруг неё. Например, мы подробно рассказали о принципиальном расколе, происшедшем в Совете по правам человека при Президенте РФ.

– Каково политическое кредо газеты?

– Над заголовком «50 ПЛЮС» написано: «Всероссийская консервативная газета». Но мы – вне политики, вне партийной борьбы, мы готовы публиковать различные точки зрения. Красная черта у нас только одна: мы не публикуем материалов, открыто или подспудно направленных против государства. Как говорил когда-то Уинстон Черчилль, если ты в юности не был либералом, у тебя нет сердца, если ты в зрелости не стал консерватором, у тебя нет мозгов.

Оригинал материала